Влог

Aleksandra Nekipelova

о панических атаках, жизни с тревожностью, о мечтах, любви к настоящему и о поддержке.

— Расскажи, как все началось?
— Чуть больше года назад я ехала в такси на съемку и у меня началось какое-то странное состояние. Сначала я даже не понимала, что происходит: у меня потели ладони, кружилась голова и казалось, что упаду в обморок или умру. Все это длилось около сорока минут. Так я узнала, что у меня панические атаки. Вечером приехала домой и стала выяснять, что вообще происходит. После гугла, раздумий и кучи страхов, я решила объяснить всё накопленной усталостью или голодом и легла спать. На следующий день думала, что все в порядке. Но уже у выхода из квартиры поняла, что не могу выйти одна. Попросила Максима (прим.ред. Максим – парень Саши) поехать со мной на съемку. Сделала работу, отвлеклась, обрадовалась и решила, что обратно доеду домой одна. Но в автобусе, после 3 остановок поняла, что не не доеду. Я вышла на остановке в ужасе от происходящего. Там не было людей, рядом только дорога и заправка. Я ходила по кругу, топтала ногами землю (моё тело автоматически заземлялось, а я тогда даже не подозревала об этом). На той остановке я пережила самую страшную паническую атаку. В тумане и страхе дрожащими руками я вызвала такси, спрашивала каждую минуту у водителя, как скоро мы приедем, пила воду огромными глотками. Приехала домой и с того вечера начались две недели тишины и огромного страха.

— Что ты чувствовала тогда и обращалась ли за помощью к специалисту?
— В тот период я остро чувствовала, что пришел конец. Это слово мигало в моей голове словно титры. Мне казалось, что вся радость, общение, счастье осталось за гранью первой паники. Меня будто выключили из собственной игры. Это не было похоже на болезнь, депрессию, страдания. Просто одно слово — конец. Я поняла, что мне нужно обратиться к за помощью. Пошла к психологу где-то на пятый день после того, как паническая атака впервые произошла со мной. Многие говорили, что это огромное мужество и смелость – сразу пойти к специалисту, но я не видела другого варианта. Понимала, что сама разобраться не могу, но очень хочу нормально жить. Первое время было стыдно признаться, что хожу к психологу и я мало кому рассказывала об этом. В тот период вообще мало с кем общалась, хотя я — абсолютный экстраверт и круг общения всегда был просто огромный. Желание, чтобы все вернулось на место было намного больше, чем стыд и страх перед тем, что подумают люди.

— Как долго длилась терапия и нашли ли вы причину ПА?
— Я ходила на терапию около 2-3 месяцев, а потом почувствовала, что хочу дальше сама. Многие говорили, что я сбежала и что так нельзя, но я ни разу не пожалела о своём решении. Те два месяца были началом моего пути к себе настоящей и я продолжаю интересоваться психологией и посещать различные мероприятия, связанные с самопознанием. К психологу я ходила 1-2 раза в неделю, мы много общались, я отвечала на вопросы, разговаривала со своим страхом, искали причины. И параллельно как-то потихоньку, будто учась заново ходить, пыталась возвращаться к жизни: ездила на метро, встречалась с друзьями, снова брала заказы на фотосессии.

— То есть, ты со всем справилась?
— С каждым днём становилось легче, страх утихал, успокаивался. Через 3 месяца после первой панической атаки я сделала проект «Вдох-выдох» (прим.ред. – «Вдох-выдох» — фотопроект Саши в поддержку людей с ПА). После публикации нахлынула волна новых знакомств, сообщений поддержки или просьбы о помощи, публикаций в изданиях, общении. И на фоне этой волны я будто исцелилась от всего ужаса, который пережила. Помню, тогда мне казалось, что я спасла не только себя, но и весь мир. Смешно сейчас вспоминать и радостно, как всё меняется и появляется всё больше осознанности внутри. Сейчас я искренне благодарна паническим атакам и тревожности за то, что стали точкой перед началом нового продолжения.
Прошло какое-то время и состояние вернулось снова. Неожиданно. Странно. Страшно. И я подумала: «Так нечестно, чувак. Мы ведь уже расстались. Зачем ты снова пришел?» По сути, началось все тоже самое, но в облегченной версии. Я снова начала с этим справляться, снова не ездила в метро, потом снова ездила. И таких повторений за год было около четырех. В последний раз стресс от происходящего был в разы меньше, чем раньше. Я просто осознавала, что ко мне вернулась тревожность, но я могла быть с ней, принимать и об этом говорить. Да, это не комфортно, неудобно и иногда мне приходилось переносить встречи. Но теперь я знаю, что всё в порядке.

— Как ты справлялась в этот раз?
— Самое ценное, что я научилась понимать во время ПА: «ничего не случиться, это просто моя тревожность. Да, неприятно и странно. Мне кажется, что сейчас я могу потерять сознание. Но я знаю, что ничего не случится.» До этого у меня тряслись ноги и руки, я повторяла: «ничего не случится, ничего не случится». Но я не верила этим словам, просто повторяла для самовнушения. А по-честному начала осознавать это только недавно. За тревожностью всегда приходит что-то новое, светлое и интересное. Я учусь наблюдать за этими процессами и быть азартным игроком своей жизни, принимать участие.

— Если бы у тебя была возможность изменить что-то в своей жизни, то что бы это было?
— О, круто! Что угодно? (улыбается) Я бы переехала в большую и светлую квартиру в центре Киева и сделала бы из нее уютное место, где чувствовала бы себя дома.

— Что самое важное в жизни?
— У тебя такие фундаментальные вопросы! Любовь к жизни и люди. Иногда мне кажется, мы забываем, что жизнь – это большая ценность. Ты,как бы, мог и не родиться! Важно напоминать себе, что жизнь – подарок и любить ее. А если что-то не нравится — менять. И я бы не стала тем, кто я есть, без волшебных моих людей.

— Какие главные уроки подарила твоя сложная жизненная ситуация?
— Конец иногда может оказаться отличным началом. За последние полтора года, от начала ПА до сейчас, моя жизнь изменилась больше, чем она менялась за все 24 года до этого. Каждая ситуация приходит, чтобы обратить наше внимание на важное и нужное.

— Как изменилась твоя жизнь после?
— Очень сильно! Мой первый арт-проект я сделала после и благодаря панических атакам и с него началась моя карьера арт-фотографа, организатора проектов. За этот год я создала 6 арт-проектов. И обрела уверенность в себе, с которой мне теперь очень комфортно жить.

— Что бы ты сказала людям, которые проживают сейчас не самые легкие времена?
— Ты можешь обратиться за помощью. Даже если тебе кажется, что люди отреагируют неадекватно или не поймут. Да, так может быть: кто-то может отказать или перестать общаться, но это лишь докажет, что это не твой человек. В такие моменты поддержка важнее воды и еды, она исцеляет и лечит. Мне бы очень хотелось, чтобы всем мы находили смелость просить о помощи и оказывать её тем, кто просит нас. 

— Боишься ли ты сейчас чего-то? Если да, то чего?
— Всю жизнь я боюсь смерти. Мне кажется, быть живым намного интереснее. Я верю в реинкарнацию, точно знаю, что ещё ни раз классно и интересно поживу здесь, но сейчас моя жизнь мне нравится и я хочу быть в ней. Еще боюсь пауков, тараканов, змей, мошек и всех насекомых в мире. Боюсь невидимого подводного мира и плаваю только в бассейнах. Боюсь незнакомых людей и именно поэтому вся моя работа связана именно с этим. (смеется)

— Что ты ценишь в людях и в себе?
— Больше всего я ценю искренность и смелость делиться чувствами. У меня есть компания девочек, с которыми мы учимся всегда говорить, если что-то не нравится или тревожит. Это сложно, но вместе легче и интереснее. А в себе ценю принятие и честность. 

— Как думаешь, чего нам всем не хватает, чтоб быть более добрыми и толерантными друг к другу?
— Если говорить про Киев, то всем нам не хватает поездок на природу. Люди работают по 18 часов, от усталости часто появляется агрессия и злость. Если бы мы больше отдыхали, то были бы добрее. А чтобы быть толерантнее к другим следует сначала принять себя самого: со всеми подводными камнями, скелетами в шкафу и царапинами.

— О чем ты мечтаешь?
— В последнее время я всё чаще мечтаю о собственном помещении в центре Киева, где будет офис, фотостудия и пространство для выставок и мероприятий. Еще мечтаю сделать арт-лагерь и жить там некоторое время в компании креативных и любимых людей. Боже, это уже идея для какого-то реалити-шоу! (смеется) А ещё я мечтаю поехать на море и просто полежать на песке без действий. Но я так не умею.

— Какая самая безумная вещь, которую ты бы хотела сделать?
— Не люблю риск. Очень ценю безопасность. И поэтому люблю те поступки, которые с умом, а не без него. (улыбается)

— Считаешь ли ты, что есть что-то невозможное?
— Невозможно изменить другого человека. Всё остальное — возможно.

Автор

vitalika445@gmail.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *