Влог

Alina Aifo и Степан Тропин

стрит арт художниками, создателями культурных проектов.

О случайном переезде в Израиль, о первых сложностях жизни там, о любви, мечтах, клонировании, пирсинге, немножко о феминизме и почему «Айфо» — теперь фамилия их семьи.

Алина: Ой, я не подготовилась!
Степа: Прическу не сделала?
Алина: Нет. В смысле, я бы могла заранее ответить на эти вопросы.

— Всегда ли вы знали, что переедете? Что стало причиной того, что вы решили здесь остаться?

Алина: Я вообще до сих пор отношусь странно к словам «мы переехали». Я, правда, считаю, что мы – люди мира, и это просто очередной шажок в нашем пути к нахождению в этом мире. Я искренне верю, что у нас не прерываются какие-то связи в России. Мы туда приезжаем и все равно делаем какие-то проекты. У нас сейчас охватывается больше культур благодаря тому, что мы сейчас находимся в следующей стране.
Степа: Как процесс, сам переезд и репатриация были для нас неочевидными. Мы приехали сюда на Масу на 4 месяца и думали, что посмотрим Израиль и вернёмся в Россию.
Алина: Ну, или может быть, какие-то проектики тут будем делать.
Степа: Потом мы решили взять вторую программу. А после нее – репатриацию. Как-то так само собой закрутилось.
Алина: «Сделать репатриацию» — звучит для меня: «И мы решили переехать». А по факту, мы просто сделали себе еще одно гражданство, которое дает тебе больше возможностей в плане путешествий, жизни и работы здесь.
Степа: Живем мы тут уже 10 месяцев. А в Россию за это время ездили на один месяц в общей сложности. Это тоже о чем-то говорит.

— Были ли какие-то сложности вначале? Поиск квартиры, справки, документы?

Степа: Мне кажется, что все сталкиваются с таким. Это прям норма. У кого-то процесс идет более гладко, у кого-то – чуть менее гладко. Из того, что было странно, — это поиск квартиры. В плане того, что найти ту, которая тебе необходима. Мы на это потратили примерно месяц и я понимаю, что в России это делать проще. 
Алина: Я вообще не склонна думать, что это какие-то сложности. Для меня – это просто этапы, которые нужно сделать. Возможно, это вещи, которые ты бы сам не выбрал. Проснулся утром и думаешь: «Пойду-ка сегодня в МВД. Так прикольно в очереди посидеть!» Но по факту, все довольно быстро и просто произошло там. Мы пришли с программой Масы в МВД в день, когда они не работали. Мы со Степой сели первыми, нам выдали паспорт через 5 минут. Пока ты не начал искать квартиру, то не очень представляешь, сколько они могут стоить. Но в конечном итоге мы нашли для себя идеальную квартиру.

— Что вам нравится в Израиле?

Степа: То, как себя здесь чувствуешь. Обычно ощущаешь, насколько страна твоя, открывается она тебе или нет. Если она тебя принимает, если она относится к тебе с открытым сердцем, то она твоя. Восемь месяцев мы наблюдали, как Израиль на нас смотрит. Оказалось, что хорошо и мы на него смотрим такими же глазами.
Алина: То, что очевидно бросается в глаза, — более свободное отношение людей ко всему: к жизни, к тому, как они выглядят, как себя ведут. Это очень мне близко. В России иногда со стороны кто-то может сказать, что это выглядит странно. Например: я люблю сидеть на подоконнике или на столе. В Израиле мне никто не сделал за это замечание, а в России, конечно, делают. Или я люблю громко разговаривать. И энергия местных соотносится с энергией, которая есть у меня. Поэтому мне здесь комфортно.
Степа: В плане профессиональной деятельности здесь тепло и можно рисовать чаще на улице. И здесь больше общество открыто к искусству. Это тоже существенный плюс.
Алина: Когда здесь заказчик просит тебя что-то сделать для него, то он сначала изучит твой фирменный стиль, увидит, в чем твоя особенность. И придя к тебе, он скажет: «Чувак мне очень нравятся твои работы. Сделай что-то в своем стиле.» В принципе, авторский стиль здесь очень уважают и доверяют.

— А есть что-то не нравится в Израиле?

Степа: Просто мы такие люди, которые стараются смотреть больше на хорошее, чем на плохое. 
Алина: Мы стараемся не отмечать какие-то негативные вещи. Поэтому сложно их сейчас вспомнить.
Степа: Какая-то существует бюрократия все равно. Было бы хорошо, чтоб исправилось.: упростить банковскую систему и что появился ApplePay.

— Ваш любимый город. Опишите его тремя словами.

Степа: Екатеринбург и Тель-авив. Но опишу Тель-авив, так как мы тут живем. Он молодежный, свободный, незакомплексованый, открытый.
Алина: Еще расслабленный, я бы добавила. Мне лично сложно назвать свой любимый город. Но если Степа назвал Тель-авив, то я подписываюсь под каждым его словом. Я бы назвала еще Москву. Не для жизни, а вообще. Я очень люблю Москву за энергию, за масштабность проектов. Комфортно сейчас в Тель-авиве. Потому что мне нравится расслабленный стиль жизни, больше искусства, меньше думать про зарабатывание денег. В Екатеринбурге я очень люблю людей и очень крутые локальные проекты. Просто у каждого города свои критерии любимости.

— О чем вы мечтаете?

Алина: Завтракая с видом на море, уже понимаю, что мечты сбываются.
Степа: Я про проекты. Есть некоторые идеи разного уровня, которые касаются разных сфер. Хочется, чтоб они выполнились. Надеюсь, мы сможем их делать одновременно или путем того, что нас клонируют, например.
Алина: Я стремлюсь к комфортной, гармоничной жизни, окружать себя людьми, которые тебя вдохновляют, с которыми ты на одной волне, и просто в глобальном смысле любить все вокруг: свою жизнь, людей, которые рядом. К этому я иду.

— Какой суперспособностью хотели бы обладать?

Степа: Вот, например, про клонирование себя, я был бы не против. Если говорить про суперспособность не суперспособность, мне бы хотелось более грамотно управлять людьми. Я не прочь был бы сразу разговаривать на новом языке, потому что небольшой языковой барьер присутствует. И вообще я б с удовольствием со своим Йоффи (прим.ред.: кот Алины и Степы) поговорил бы или с птичками.
Алина: Мне бы хотелось, чтоб от общения со мной люди заряжались, вдохновлялись и с ними случались какие-то откровения. И они шли бы и меняли свою жизнь к лучшему.

— С какой песней вы себя ассоциируете?

Алина: (смеется) Спросила музыканта!
Степа: Ну, я с рядом песен себя ассоциирую. С теми, которые сам писал: в них я в прошлом. Потому что пишешь чаще всего про себя.

Что вы цените в людях и в себе?

Степа: Ну, когда люди прислушиваются к себе…
Алина: О, это мой ответ был только что в голове!
Степа: в тот момент, когда они это делают, они становятся честны с собой и им хочется меньше кого-то обманывать, у них ярче глаза от этого и они делают то, что действительно хотят делать. Это здорово! А в себе мне тоже это нравится. Я очень люблю людей, которые что-то создают, профессионалов своего дела. Когда я вижу, что человек делает что-то хорошо, у меня к нему супер-теплые чувства.
Алина: Мне кажется, что у меня все интервью будет 5 слов, которые повторяются чаще всего. (смеется) Но это, видимо, то, что сейчас для меня важно. Я люблю людей, которые любят жизнь. Очень люблю людей, которые верят в хорошее. Я верю во фразу: «Красота в глазах смотрящего». А в себе ценю то, что я умею выстраивать свою жизнь, как мне хочется, а не думаю, кто и что подумает. И умею менять жизнь по запросу: если я чувствую, что хочу отказаться от алкоголя, то я отказываюсь от него. И это не как проигрыш, а это то, что мне сейчас не нужно.

— Что такое счастье?
Степа: Внутренний настрой.
Алина: Мне так понравился Степин ответ, что я теперь думаю о нем, а не о своем ответе. Но да, счастье – это отношение к жизни.

— Что такое любовь?

Степа: У меня почему-то слово «поддержка» в голове. Но кроме нее, еще общее взаимочувствование друг друга.
Алина: А у меня принятие в голове. Когда читаешь интервью и видишь такой вопрос, то думаешь, что не ответишь что-то очень банальное, типо слово «принятие».
Степа: Любовь – это новый этап жизни. У человека разделяется жизнь на до того, как он нашел свою любовь, и после.
Алина: Так интересно, что мы сейчас обсуждаем любовь через призму мужчины и женщины, а не про любовь вообще.
Степа: Хочется научиться любить каждую песчинку и каждого таракана, который мимо пробегает. Важно любить своего соседа, стул, на котором сидишь, вид из окна, каким бы он ни был.
Алина: Немножечко буддизма в нашем интервью. (улыбается)

Если бы что-то можно было изменить в жизни, то что бы это было?

Степа: Я бы немножко добавил средств и ресурсов для осуществления новых идей.

Самая безумная вещь, которую вы хотели бы попробовать?

Степа: Мне бы хотелось свой город построить. Не знаю, насколько это безумно. Город со своей инфраструктурой, философией, акцентами, замками и пляжами.
Алина: Как после того ответа можно ответить еще что-то? Ой, а я хотела бы голову на лысо побрить, например. (смеется) Как вообще? Ты не оставляешь шансов, Степан! Ладно, я бы хотела придумать механизм, в котором люди жили настолько счастливо, что не хотели делать войны. 

Какие советы в детстве вы бы себе дали?

Алина: Я искренне верю, что всегда делала все правильно. Все, что было в моей жизни, было правильно. Но если и давать совет, то я б сказала: «Сделай так, чтоб каждый свой день ты рос!»
Степа: Любить людей! Когда что-то расстраивает вокруг, то старайся абстрагироваться. И совершать ошибки! Потому что это мощный инструмент.

Самое яркое воспоминание из детства.

Степа: Я помню, как записывал в блокнот свои впечатления от походов в клубы. После каждой вечеринки прикладывал флаер и описывал, что там происходило. А там целая жизнь была! Там такие страсти кипели! У меня там была бурная жизнь в плане моих романтических отношений с миром. Тогда поход в клуб был целым событием. Можно же и сейчас смотреть так на мир.
Алина: Если говорить о приятных и кайфовых, то у меня это – путешествия в детстве. Смена картинки – очень важно для меня в жизни. Поездки в деревню к бабушке до моих 7 лет. Это прям реально была деревня с хозяйством, со скотом. Я каждое утро бежала в курятник и искала яички под курицами. Я обожала ходить за грибами вместе с бабушкой. Или трактор водить с мотоциклом в 7 лет! И сильное впечатление связано у меня с переездом в Крым. Мы сели в легковую машину –я, мама, папа – и трое суток ехали в новую жизнь. Это тоже было очень круто!

Что не хватает людям, чтоб быть толерантнее и добрее друг к другу?

Алина: Принятия. Нужно самому стать счастливым. Когда ты сам счастливый, то ты позволяешь другим быть счастливыми.
Степа: Не бояться полюбить. Очень много же комплексов есть с детства. Преодоление страхов поможет.

Женщина красивее всего, когда…

Степа: когда она счастлива, когда она не боиться показаться не такой, как она есть, когда она полна энергии, когда у нее горят глаза, когда она делает то, что она хочет делать.
Алина: когда счастлива.

Какое у вас отношение к феминизму?

Алина: А можно потом вычеркнуть ответ Степы? Боюсь, он покажется нетолерантным. (смеется)
Степа: Мне кажется, что само это движение воспринимается, как разделяющее людей. Мной воспринимается, по крайней мере. Этот барьер между мужчиной и женщиной, как будто, делается еще больше. Мое представление правильного феминизма – это когда ты не создаешь этот барьер, а устраняешь.
Алина: Для меня феминизм – это равноправие и это про то, что каждый, независимо от пола и национальности, имеет право делать то, что он хочет, если это не унижает и не притесняет других. В этом контексте, идея феминизма близка, когда некоторым женщинам в определённых слоях он, правда, помогает. Они этот барьер стирают. В другой стороны, я против какого-либо вида категоризма. Когда это превращается в сильную и агрессивную среду, в которой появляются какие-то враги, меня саму это отталкивает. 

Что самое важное в жизни?
Алина: Любовь. 
Степа: Любовь к своему делу, к окружающим тебя людям.

Есть ли у вас татуировки? Как к ним относитесь?

Степа: У нас нет.
Алина: Я по пирсингу угораю.
Степа: По фразе «я угораю по пирсингу» можно вычислить возраст человека.
Алина: (смеется) Я обожаю пирсинг с детства и люблю его за временность. В зависимости от того, как я себя ощущаю, я могу добавить или убрать сережку. С татуировками так не получится. Хотя, я люблю очень, как татуировки выглядят на людях. Это визуальное искусство, которое я люблю и уважаю мастеров. Но на себе пока не представляю.
Степа: Как художник, я понимаю, что себя столько раз уберег, что не сделал татуировку. Ты растешь, твои вкусы меняются.

Самые любимые фильмы.

Степа: В последнее время я понимаю, что фильмы и сериалы – это часть моей зависимости. Я люблю и мне нравится погружаться в них. Так или иначе, сопровождаю свою жизнь ими. Что-то одно не могу выделить, но много гениальных фильмов.
Алина: Один из последних фильмов, который я посмотрела и теперь всем рекомендую, — «Последняя любовь на Земле». Для меня это – один из самых сильных фильмов и он на каком-то другом уровне – на уровне чувств. Он про чувствование мира вокруг. Когда я его смотрела, я чувствовала, что чувствуют герои. Это какой-то 5D.

Если бы кто-то написал биографическую книгу о вас, то какое название у нее бы было?

Степа: «Айфо». Это название связано с тем, что твое увлечение тебя куда-то привело. Оно связано с именем на улице, с моим граффити никнеймом, с музыкальной группой и с нашей семьей, потому что сейчас это наша фамилия. И это слово, бренд, в котором много граней.

Автор

vitalika445@gmail.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *