Влог

Александр Славинский

кофейный консультант в Jesus Coffee, основатель и вдохновитель BIG CUP, алхимик кофейной гастрономии, экс-создатель кофейни FINE

О звезде Мишлена, женской красоте, что дают духовные практики, о ценности завтрака и написании стихов.

— Книга, которую должен прочесть каждый.
— Ой! Ну и вопрос задала! Если рассматривать книгу в рамках людей, которые бы хотели что-то свое сделать, я бы порекомендовал, конечно же, «Голубой океан». А так, я подписался на «Шуфлядку» (прим.ред. : сайт в интернете) и там приходят маленькие рассказики. Вообще, думал еще «Горе от ума» перечитать. (смеется) Ну, правда. В моменте, где я нахожусь, хочется понять, что такое было и будет всегда. И это нормально. 

— Любимый фильм.
— Там целый список! Это фильм Люка Бессона «Big blue» — про тех, кто погружается на глубину. И это такая красивая история! Еще нравится фильм «Беспокойная Анна» — арт-хаус про карму и очень непростой. Думаю, это мой топ фильмов.

— Где самые вкусные сырники в Киеве?
— Я люблю сам их делать. Завтрак для меня – особое время, когда можно что-то себе приготовить, сидеть в тишине дома, смотреть в окно, чтоб не было людей. Для сырников я беру не магазинный творог и перетираю на терке, немного муки, яйца и ваниль или ванильный сахар. Жарю маленькие сырнички на оливковом масле.

— Любимый город. Опиши его тремя словами.
— В начале прошлого года я впервые увидел Флоренцию и влюбился в нее. Она чистая, тихая и свежая.

— Какой суперспособностью хотел бы обладать?
— Я думал, что уже обладаю. (смеется) Например, воодушевлять людей быть непоколебимыми и двигаться к своей цели. Но если она у меня, значит это уже не суперспособность. Тогда хочу по щелчку пальца давать возможность людям видеть мир во всех красках, чтоб они могли созерцать красоту и становиться счастливыми. Потому что мы всегда сильно ограничены в своей перспективе.

— О чем ты мечтаешь?
— О, класс! Я недавно как раз себе новую мечту придумал. Но их несколько. Одна связана с работой – развить направление кофейной гастрономии до такого уровня, чтоб однажды открыть место, где будет кофейная кухня и будут создаваться сложные гастрономические напитки, которые мне уже удается делать. Это будет локация, где создают шедевральные напитки, которые раскрывают взгляд на кофе благодаря сложным сочетаниям. И, конечно, я бы хотел получить первую звезду Мишлен (прим.ред.: высшая награда ресторатора) для кофейни. Придумал это буквально две недели назад.

— Кто тебя вдохновляет?
— Повара. Первым вдохновением пять лет назад был для меня Хестон Блюменталь (прим.ред.: повар-самоучка, обладатель трех звезд Мишлена). Он гениальный, хоть и немного опередил время. Джейми Оливер – это круто, но для всех. А Блюменталь – фриканутый на всю голову и делает запредельные вещи. Мне такое нравится.

— Если бы кто-то написал биографическую книгу о тебе, то какое название у нее было?
— Надо подумать еще. Но совместить как-то «Big believer» и «Кофейный Иисус». 

— Если бы ты был салатом, то какую приправу предпочел бы?
— Во-первых, в салате обязательно должны быть яйца, а лучше пашот. Из приправ предпочел бы что-то сладко-острое.

— Чего ты боишься и почему?
— Иногда когда стою высоко на балконе, то испытываю странное ощущение в теле, которое захватывает. Но это не страх. Наверное, боюсь, что все люди сойдут с ума.

— Если бы у тебя было три месяца свободного времени и никаких финансовых ограничений, то чем бы ты занялся?
— Я об этом много раз думал, кстати. Часть денег вложил бы в свое дело, нанял бы еще группу профессионалов. Потом недельки на три свалил бы на островок. Может быть, купил бы себе дом под Киевом. И еще бы в Лондоне реализовал свою мечту относительно кофейного дела. 

— Есть ли у тебя хобби, о котором мало кто знает?
— А завтрак, как ритуал, считается? Многие люди обо мне ничего не знают, на самом деле. Они видят только Фейсбук.

— Я знаю, что ты пишешь стихи.
— А это можно назвать хобби? Они просто сами «вылазят» из меня уже год. Меня даже стали приглашать читать стихи. Это очень забавно! Но у меня художественное образование и я иногда рисую. Даже размышляю над серией нескольких работ на холсте. 

— Что для тебя счастье?
— Мы сидим, беседуем, завтракаем. Это и есть счастье! Оно такое простое, еле уловимое и часто незаметное. Счастье – улавливать красоту, созерцать жизнь постоянно.

— А любовь?
— Это когда счастлив внутри, видишь и понимаешь собственную ценность, красоту и в этом всем можешь в какой-то момент состояние передавать в благие дела – заботливые, окутанные неким теплом. Потому что ее описать, как не тепло, очень сложно. Когда тебе тяжело, любовь греет внутри. Любовь – это огонь, который согревает, но очень ранимый. Поэтому многие боятся его разжигать, ведь он может сжечь тебя дотла изнутри и пока. (смеется)

— Какие советы в детстве ты бы себе дал?
— Ошибайся как можно больше! Так должно быть. И хорошие, великие дела не делаются быстро. Если твое, оно вернется. Нет незаменимых. Те, кто тебя любят, в трудную минуту будут всегда рядом. 

— Во что ты веришь в этом мире?
— Во все, что сказал раньше. (смеется) Это была шутка, но и ответ.

— Самое яркое воспоминание из детства.
— Их так много! Мы куда-то пришли с родителями, где есть водоем. Помню, чтоб взять лодку на прокат, папе пришлось в залог отдать свои часы. Мы взяли и поплыли. Было круто! Конечно, я помню, как мама раздавила мой самолетик. (смеется) Он лежал посреди комнаты и мама в темноте наступила на него.

— Что ты ценишь в людях и в себе?
— Скорее всего, в себе я ценю зацикленность и замкнутость в рамках того, что делаю. То есть, я концентрируюсь на чем-то одном и иду к цели. Правда, в эти моменты я могу быть слишком эгоистичным и не замечать людей, события. Еще я могу быть очень отдающим и заботливым. И многие вещи говорю людям в лицо. А в других ценю силу не предавать себя.

— Если бы у тебя была возможность что-то изменить в своей жизни, то что бы это было?
— Если бы не я делал ошибки, то это был бы не я. Я бы ничего не исправлял.

— Самая безумная вещь, которую ты бы хотел попробовать.
— Пришло в голову мотнуться во времени. А вообще, многие вещи я пробовал. Но безумные не хотел бы пробовать. То, что делаю, это нормально.

— Сколько у тебя татуировок и имеют ли они какое-то значение?
— У меня три татуировки и такие вещи для меня имеют значение. Первую я сделал в 11 классе и там написано «Тао» или жизнь. Тогда я только прикоснулся к разным духовным штукам и начал их исследовать. И набил себе ее на шее. Еще не было модно делать татуировки, но через полтора года… Вторая – это про ценность мгновения. Там очень странное нарисовано на плече – орнаментальный ворано-дракон, а в середине него иероглиф. А последняя на руке – про жизнь, смерть, красоту, солнце, про большую мечту. 

— Женщина красивее всего, когда …
— Когда она стала женщиной и когда влюблена. Она в принципе красива, но у нее, как у всех людей, бывает куча проблем. А человек красивее всего, когда счастлив. Женщина становится женщиной – это не про возраст, а про зрелость и мудрость. Не каждая женщина становится женщиной. Ненавижу темы про сексизм, потому что они снова разбивают людей на группы и они забывают о счастье.

— Самый ценный совет, который ты когда-либо получал.
— Полезный совет – это когда ты готов, человек тебе говорит и происходит инсайт. А не просто чье-то мнение, сказанное не вовремя. Совет должен давать человеку возможность замереть во времени, потому что он задумался.

— Что тебе дает занятие духовными практиками?
— Сначала они тебя засовывают вглубину. И это непростой и не быстрый процесс. Нужно время, чтоб разобраться с тем, что внутри и выйти в баланс. Потому что обычная жизнь приземляет. Духовность дала мне спокойствие и понимание того, что во всем должна быть гармония и баланс. 

— С какой песней ты себя ассоциируешь?
— Я не так давно открыл для себя украинского композитора Любомира Мельника. Его музыка настолько прекрасна для меня! Под нее можно закрыть глаза и посидеть или даже работать.

Автор

vitalika445@gmail.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *