Влог

Алена Иванова

книжный сомелье библиотеки BOtaN, партнер агентства Тень

Об удовольствии от раздражений, слове «никогда», о том, что всегда подкупает в книгах и фильмах, о преодолении страха высоты, какие убеждения помогают жить, а также советы о жизни после развода.💙

— Обычно я начинаю интервью с вопроса о книгах, но понимаю, что с тобой этот список может быть бесконечным.

— Почему же?

— Да? Есть у тебя любимая книга?

— Нет, одной любимой у меня нет. Я вообще не люблю, когда нужно что- то обобщать. Но есть любимые писатели. Это братья Стругацкие, которые возвращают меня в детство и у которых мне очень нравятся сюжеты, фабулы, слово, мысль. Очень их люблю. Я прочитала, кажется, 12 книг, рассказы, биографию и специально себе их дозирую, потому что романов ограниченное количество, ведь они уже умерли. Это чтоб растянуть удовольствие подольше. У Стругацких вроде 33 романа, ещё есть запас. Очень люблю Михаила Шишкина и всем его советую. Он пишет так красиво, что не важно о чем и пусть не всегда понятно, всегда и не должно. Я, например, иногда, зная что передо мной постмодернист, смотрю в Википедии конструкцию романа и мне тогда легче читать этот ребус, я могу наслаждаться словом. Считаю, что это нормально и не грех. Поскольку читаю много, стараюсь не зацикливаться. Вот, например, прочитала всего Довлатова. Но не могу сказать, что он – мой любимый писатель. Да, легко и весело, но не сказать, что Довлатова нужно прочитать каждому.

— Фильм, который посоветовала бы посмотреть.

— Тут сложнее. Я в этом смысле человек примитивный. Фильмы, которые я пересматриваю, это, например, советское кино. Когда у меня есть домашние дела и я хочу, чтоб фоном была не музыка, то включаю советское кино и сразу оказываюсь дома, в детстве. Такие состояния мне приятны. Поэтому я наизусть знаю всего Разянова и Гайдая. «Штирлица» люблю. Первый раз посмотрела его, когда мне было лет 25-27 и считаю, что мне крупно повезло, потому что это уже более- менее осознанный возраст. Теперь раз в год всегда его пересматриваю. А еще я люблю диалоговое кино, типа «Идеального незнакомца», «Пять вечеров». Когда я выбираю кино, мне настолько жалко времени, я думаю: «Вот я сейчас включу, два часа посмотрю, там окажется какая-то ерунда, а я могла провести это время с удовольствием. Пересмотрю-ка я то, что знаю наверняка». (смеется). Но то, что меня может еще подкупить, это истории на реальных событиях – и фильмы, и книги. Это прям мое слабое место, независимо от жанра. О, вспомнила! Последний фильм, который меня прям потряс – это Безумный Макс. Хотя его се уже посмотрели, наверное.

— Что тебя сегодня обрадовало?

— Пока еще ничего. Или то, что я пообедала вкусно (смеется). Хотя я довольна своей жизнью в целом, щенячий восторг – не мое.

— Твой любимый город. Опиши его тремя словами.

— Рим. Пока Рим. Он красивый, теплый и вкусно пахнет. Ну, и Киев, он свой.

— О чем ты мечтаешь?

— Ты задаёшь вопросы, на которые можно или рефлексировать часами или отшутиться. У меня есть какой-то список желаний. Там есть вещи,навыки, состояния, места. Это разносторонний список того, что мне хочется. Когда я мечтаю, то представляю, что это все сбылось.

— Чего ты боишься и почему?

— Боюсь щекотки, но не знаю почему. Боюсь воды. Я не зайду в воду первая в новом водоеме. Прыжок с яхты в открытой воде для меня не романтическая картинка, а кошмар! Люблю и боюсь воду, как стихию, за одно и то же. Я часто испытываю эти два чувства одновременно, это острое и приятное состояние. Кажется, она может меня породить и убить одновременно. Иногда еще боюсь не успеть что-то или куда-то. Может с возрастом приходит ценность времени и она переосмысляется. Например, я сейчас не думаю, что все еще успею. Наоборот, кажется, что время очень быстро бежит и его становится все меньше.

— Есть что-то, что тебя раздражает?

— Очень много вещей! И я с удовольствием на них раздражаюсь. Стараюсь ничего не держать в себе. Например, меня раздражает, когда на мероприятиях кто-то шушукается, когда водители тупят на дорогах. Меня вообще раздражает, когда люди тупят. И я в том числе. Еще знаешь что меня раздражает? Когда разрывают вакуумную упаковку. Я открываю колбасу полчаса. Любую упаковку стараюсь развернуть, не повредив ее. (смеется) Почему-то я это люблю.

Раздражает, когда очень много говорят и невозможно остановить. Тоже это подбешивает. Или когда медленно говорят. И хочется сказать: «Да понятно! Давай уже дальше». Но не можешь, потому что воспитание. Короче, многие вещи раздражают. Мне кажется, это какой- то интерактив с миром происходит и я в него вовлечена.

— Какой суперспособностью хотела бы обладать?

— Наверное, я хотела бы как-то моментально овладевать любым навыком. Захотел, хоппа и вот ты уже умеешь стрелять, играть на рояле, петь, говорить на английском (плачет. Нет, смеётся).

— Если бы у тебя было три месяца свободного времени и никаких финансовых ограничений, то чем бы ты занималась?

— Я бы путешествовала и читала. Никуда бы не спешила и ездила, где хотела. Таких мест очень много, потому что путешествовать я начала с безвизом. Так получилось, это совпало с моими возможностями: дети подросли, работа устаканилась. До весны у меня три поездки запланировано. Или другой вариант – поехать учить язык в среде. У меня не было никогда такой возможности: то рожала, то деньги зарабатывала.

— Если бы кто-то написал биографическую книгу о тебе, то какое название у нее было бы?

— У Стругацких есть роман «Отягощенные злом». Может у меня называлась бы «Отягощенные добром». А может быть как-то смешно, что-то типа «ГСПЖ: разоблачение». Но это 100% была бы аллюзия на одну из моих любимых книг. Хороший вопрос.

— Песня, с которой ты себя ассоциируешь.

— Если бы я была песней, то саундтреком из фильма «Матрица». Она и энергичная, и меланхоличная, и слов там нет. Каждый может интерпретировать её как хочет.

— Что самое важное в жизни?

— Ой, откуда я знаю! Для каждого это свое. И это вопрос совершенно риторический, на который нет ответа. Даже у одного человека на протяжении жизни ответ будет разным. И это нормально.Никогда – слишком длинное слово.

— Какие твои жизненные принципы, которые ты никогда не изменишь?

— Принципы, от которых я никогда не отступлю, наверное, таких нет. Раньше мне казалось, что они есть и должны быть. Но жизнь может перехитрить любого, кто так думает. Есть вещи, переступать через которые мне будет крайне тяжело и это было бы для меня травмой. Но я уверена, что жизнь и обстоятельства могут заставить. Просто для кого-то цена такого вопроса может быть 100 долларов, а для кого-то жизнь и смерть. Поэтому я бы не гневила Бога с такими ответами. Никогда – слишком длинное слово.

— Но есть же, что-то чего ты придерживаешься?

– Есть. Я стараюсь не врать. Предательство это норма человека, но может именно поэтому. В этом нет ничего противоестественного, хотя все-равно так этого не люблю. Я стараюсь не врать и не тратить энергию на то, что ты кому сказал, для кого каким-то придумал быть. Лучше тратить свою психическую энергию на что-то другое. Сказать, что не врать – это мой принцип? Нет. Скорее, мне просто так удобно и легче жить. Но когда надо, могу это сделать так же легко, как и не делать. (улыбается).

Ещё крепче честности во мне живет убеждение, что милосердие выше справедливости. Это помогает мне больше всех остальных моих убеждений, честно говоря.

— Чего нам всем не хватает, чтоб быть добрее и толерантнее друг к другу?

— Ума, здравого смысла, доброты и чувства юмора.Я не выхожу замуж за мудаков.

— Как тебе удается поддерживать хорошие отношения со своими бывшими мужьями?

— Во-первых, я не выхожу замуж за мудаков. Просто часть отношений заканчивается. Если серьезно, то есть несколько рецептов на этот счет. Развод – это всегда трагедия, драма. Очень сложно поверить, когда для человека это легко. Ну, я так считаю. Что мне помогло: первое – дать возможность отношениям закончиться. Не прерваться, а именно исчерпаться. Пока вы еще катитесь по этой инерции, то ты, как в анекдоте про котенка, когда «до батареи доехали одни уши». Нужно давать себе и своим бывшим право на эмоции, право грубо говоря на все. Этот момент тяжело, но нужно пережить. Второе – должна быть мотивация отношения продолжать. У нас она была, потому что дети. Если нет мотивации, нет детей или общих проектов, то тогда не надо и пусть каждый идет и забывает. Но я довольна своими отношениями с бывшими мужьями и их женами, детьми. Это интересный опыт для всех нас и я считаю его действительно успешным. Просто, как я говорила выше, жизнь может перехитрить любого убежденного.

— Если бы у тебя была возможность что-то изменить, то что бы это было?

— Я бы раньше начала уделять время спорту и сделала бы это своей привычкой, раньше начала бы учить английский язык. И я бы не начала курить. Остальное из прошлого не хочется обесценивать. Ну, было как было. Если какое-то событие убрать, за которое мне стыдно, например, то сейчас – это смешные истории. И возможно, я бы до сегодняшнего дня не дошла такой, как сейчас. Меня все в себе устраивает, кроме тех вещей, о которых я сказала.

— Что ты ценишь в людях и в себе?

— В других людях ценю ум, чувство юмора, сложность и легкость в общении. Чем сложнее человек внутри, тем легче он проявляется снаружи. Еще ценю, когда у человека есть дело и он занят. Мне непонятны праздно проживающие жизнь люди. В себе ценю терпение, доброту, чувство юмора, тонкие щиколотки, умение принять и ум.

— Во что ты веришь в этом мире?

— Это очень интимный вопрос, конечно. Верю в себя, в него и в то, что все пройдет.

— Самая безумная вещь, которую ты хотела бы попробовать?

— Это наверняка что-нибудь связанное с водой. Поскольку я к ней двойственно отношусь, может быть нырнуть с аквалангом. (смеется) Это намного безумнее, чем набить татуировку на лбу, знаешь? Или просто в открытом море… Ой, нет, я не могу об этом говорить! (снова смеется) Одновременно и страшно, и очень хочется.

— Тебе когда-то удавалось преодолеть какие-то свои страхи?

— У меня была история с высотой. Когда я работала в одной компании и за год налетала раз 15. Я просто устала бояться и это место уже набилось. То есть, там мозоль. Ты не можешь не ехать или отменить командировку просто just because. Нужно лететь. Помню этот момент. Я летела в Запорожье в маршрутке с двумя крыльями и мне казалось, что это очевидно мой последний полет и поэтому посмотрю-ка я своему страху в лицо – в иллюминатор, на землю в последний раз. И вот мы приземляемся, а я уже уложила клок седых волос за ухо. С тех пор тумблер переключился. Я не очень люблю, кожа сохнет, но летаю абсолютно спокойно. Может быть, с водой когда-то будет то же самое. Хотя где-нибудь на 25-ом этаже я лишний раз не подойду к окну до сих пор.

— Самый лучший совет, который ты когда-либо получала.

— Их было так много! Меня окружает много умных людей. Я не назову тебе самый полезный. Но однажды мне сказали: «Человек – норма, а добро – это чудо. Нужно исходить из этого, когда ты общаешься с людьми. Тогда сразу попускает.» Это был классный, взрослый совет, который я получила вовремя и он мне очень пригодился. Потом еще один совет, который также мне помогает, хоть я его просто прочитала, но принимаю как лично мне сказанный: «К любому событию в жизни нужно относиться как к предмету современного искусства». Когда случается какая-то экстремальная ситуация, нужно стараться смотреть на это со стороны, как на перформенс. И вообще некоторое безразличие к жизни других помогает.

— Женщина красивее всего, когда …

— Выспалась, влюблена и это взаимно.

— Как выглядит идеальное свидание?

— Ой, я не знаю! Когда мы оба никуда не пошли. Весь этот светский выгул меня немножко кумарит. Вообще, у меня было очень мало свиданий. Обычно сразу начинается какой-то хардкор.

— Что такое счастье?

— Счастье – это наш общий коллективный миф, который где-то там же, где смысл жизни, находится. Я думаю, что человек счастлив, когда ему хорошо. Я не заморачиваюсь этим понятием.

— Что такое любовь?

— Знаю, но не скажу. В одной книжке написано, что Бог есть любовь. Кто я чтоб спорить с книжкой.

— Есть ли у тебя хобби, о котором никто не знает?

— Ну, если б я хотела, чтоб у меня было хобби, о котором никто не знал, вряд ли б я говорила об этом в интервью. О моем хобби знают все в последние годы и называют меня Госпожа Библиотекарь. Практически все свободное время я использую для чтения. Еще люблю поспать.

— А есть хобби, которое хочешь приобрести?

— Очень хочу научиться петь. Просто люблю петь. У меня хороший слух, но я знаю, что пою плохо. Пока пою только в машине. Мне очень хочется найти предел своих возможностей в этом. Но это опять система. А тут три раза в неделю спорт, психоаналитик, косметолог, работа, дети… Но мне бы хотелось, чтоб это хобби появилось. Думаю, что когда-то найду для него время.

— Самое яркое воспоминание из детства?

— Очень много ярких. Когда-то я забыла забрать свою сестру из садика и это было ооочень яркое воспоминание. Я загуляла и ох мне дали тогда, конечно! Еще я однажды сбежала из дома на сутки. Это было супер яркое событие из жизни, потому что я увидела, как мама плачет. Папа со мной не разговаривал, это было еще хуже. Я сбежала за компанию. Человек же добрый! Мы оказались за 200 км от Киева нигде. Одна из моих детских мечт была – стать взрослой. Благодаря этому внутреннему позиционированию я смогла организовать как-то взрослых и мы вернулись домой. А еще помню, как я приехала из лагеря и папа сделал мне велосипед своими руками. Это был разрыв сердца! Я очень хотела велосипед. Он был похож на фоанкенштейна, но самый красивый.

— Ты очень хорошо помнишь свое детство?

— Да. У меня вообще хорошая память. Это наказание и милость одновременно. (смеется)Баланс — это миф, потому что его никто не видел

— Есть ли баланс между работой, личной жизнью и детьми? Или это миф?

— Он примерно там же, где счастье. Это миф, потому что его никто не видел. Вообще я живу жизнь, исходя из тех обстоятельств, что у меня есть. Я не испытываю чувства вины за то, что целый день нахожусь на работе. И не нервничаю, когда не работаю. У меня такая жизнь и у моих детей такая жизнь. Я сама не чувствую вины и учу их тому же. Например, мой старший сын учится в Риме и мы видимся раз в два месяца. Никто из нас по этому поводу не страдает. У нас качественное общение, мы общаемся в Телеграме, находим возможности. Баланс нужен тому, кто падает. Может быть, с точки зрения теоретического баланса я провожу мало времени с детьми. Но нам нормально, в том как все происходит. Иногда мы скучаем, разумеется. Если мне плохо, я стараюсь менять обстоятельства: отпроситься, улететь, отпустить няню и побыть с ребенком или поспать вместе в одной кровати. Сейчас Ваня (прим.ред.: старший сын Алены) прилетал на каникулы на две недели и он неделю пережил, а на второй уже хотел обратно в Италию. Ну, мы так привыкли – не страдать. Ещё я стараюсь минимизировать все домашние дела и лучше заплачу за все, что могу, а время проведу с детьми. Или с кем хочу. Или почитаю. Нужно задать себе вопрос: «почему так нужен баланс и ты стараешься его найти? Где ты падаешь и падаешь ли?».

Автор

vitalika445@gmail.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *