Влог

Тамрико Шоли

писательница, автор книг «Внутри женщины», «Внутри мужчины», «Здравствуй, я».

О причине переезда в Германию, «транспортной нервозности», новой книге, роли современной женщины, о мечтах, ценностях, одиночестве и как Киеву стать комфортнее.

Лучший совет – не спрашивать ни у кого советов. Бери консультации, но не спрашивай совета.

— Где тебе комфортнее: в Киеве или во Франкфурте?

— Смотря по каким параметрам. Если с точки зрения быта и ландшафта, то, безусловно, во Франкфурте. Потому что здесь очень удобная транспортная система, которая работает почти круглосуточно. Плюс ты практически всегда сидишь в транспорте, не сядешь только в час пик, когда люди едут с или на работу. Но поскольку я не работаю там в офисе, мне очень комфортно.

Еще я очень люблю красивый вид из окна: меня это вдохновляет. К сожалению, во многих постсоветских странах может быть шикарное заведение, но ты смотришь из его окна на мусорку, простите. Этот диссонанс меня удручает: жить в красивой квартире, но выходить в загаженный подъезд или ехать в убитой маршрутке. Вот буквально вчера я ехала в киевском трамвае на последней ступеньке, скукожившись и прижимая к себе сумку. Мы привыкли, но такая транспортная система унижает достоинство человека, потому что ты реально чувствуешь себя дровами, которые перевозят из точки А в точку В. Поэтому в данном вопросе я категорична: это не человеческие условия, когда тебя швыряет, кидает и ты еще бесплатно исполняешь роль кондуктора. В этой транспортной толкучке тебе точно оттопчут обувь, и ты понимаешь, что тебе нужна машина, чтобы просто каждые два месяца не покупать новые сапоги. Но я не хочу покупать машину. Мне нормально ездить общественным транспортом, если он нормальный. Поэтому во Франкфурте мне спокойнее, ведь у меня нет этой «транспортной нервозности».

С другой стороны, в Киеве гораздо больше креатива и возможностей для людей, которые хотят и могут. Вопреки сложившемуся мнению, пока ты в Германии соберешь все бумажки, разрешения и прочее, то очень сложно стать условной «звездой». В Германии не становятся директорами за два года, а у нас это возможно. У украинцев гибкий ум, и многим достаточно пару лет, чтобы вырасти. Для нас 10 лет – долго. С точки зрения активности, в Киеве намного интереснее. В Германии тяжелее организовать какие-то свои ивенты, потому что нужно получить ряд разрешений, снять помещение, понять, выгодно ли это по налогам. Это здесь ты утром решил, а вечером уже провел. Можно долго ковыряться в основе того, что хорошо, а что плохо. Но я считаю, что у молодых и активных людей больше возможностей в Киеве и других крупных городах Украины. Здесь классные инициативы и много свободных ниш. Было бы желание.

– Чего не хватает Киеву, чтоб стать комфортным европейским городом?

— Я все время говорю, что Киеву для того, чтоб быть приятным снаружи, нужно убрать эти идиотские рекламные вывески. В Германии, например, есть закон, по которому все вывески не должны превышать определённый размер. Поэтому нет нелепых табличек на полдома: «У Светланы». У них-то тоже много странных названий, но они незаметны и в основном стилизованы под здания.

Второе, что нужно сделать Киеву, это – подстричь и облагородить газоны. Тот же парк Шевченко. Из-за того, что там природная трава, которая вытаптывается за две секунды, красивые шезлонги стоят буквально на земле и это становится визуально некрасиво. В таких местах нужна именно газонная трава. Я, как житель города, готова платить дополнительный налог городскому управлению и видеть красивые газоны.

И третье, прямо боль моей души, — это балконы в разном стиле. У кого, как говорится, какие возможности и уровень вкуса. Кованный, деревянный, пластиковый, оббитый кирпичом или лепниной… Я уже молчу про надстройки на первых этажах. Это невероятно уродует любой дом и в целом – вид на город. Сравним с той же Италией. Там есть очень много бедных городов с едва не разваливающимися домами, покрытыми огромными трещинами. Но все это выглядит там все равно красиво, потому что нет непонятных табличек и балконов в разных стилях.

Нам не нужен новый президент для этого или какой-то особенный человек. Нужно просто каждому человеку понять, что «я не должен делать балкон так, как мне нравится».

— Почему переехала именно в Германию? Были ли варианты других стран?

— Я выбирала между Индией и Германией. Я не хотела ехать куда-то, где вообще никого не знаю. В Германии у меня сестра, а в Индии на тот момент жили три хороших друга. Я подумала, что Индия – как-то радикально для меня, чем обрадовала маму. Так я оказалась сначала в Висбадене. Если бы моя сестра там не жила, я бы даже не знала про этот город. Эффект новизны сработал: я была в полном восторге. Ко всему прочему, у меня тогда умер папа, начались политические события 2014 года, я уволилась с работы, мне казалось, что все рухнуло. Сейчас понимаю, что если бы не это стечение обстоятельств, то ничего не случилось бы.

Многие говорят, что я сбежала. Да, это правда. Умер мой отец, погибли мои знакомые… Можно бесконечно анализировать, правильно я поступила или нет. Но не нам, простым смертным, судить друг друга.Мне нужно было перезалить кровь. Я была уверена: три месяца, не больше. Что мне там еще делать? Я не знаю языка, сестра мне ничем не может помочь, кроме крыши над головой на время. Я просто хотела пожить в новых условиях, потому что это всегда классно для писателя. Я просто хотела пожить в новых условиях, потому что это всегда классно для писателя.

— Есть ли у тебя хейтеры и как ты реагируешь на критику?

— Конечно, есть. Как ни странно, раньше были более гадкие. Видимо, потому что я писала более интимные вещи и о гендерном вопросе. Три самые «срачеобразующие» темы – это политика, отношения\секс и мамская тема. Что бы ты об этом не написал, жди, что сейчас кто-то придет и скажет, как ты не прав. Но уже в Германии я постепенно начала выходить на другую тему. Так у многих эмигрантов: сначала ты просто пишешь о своих впечатлениях в другой стране, а потом полноценно выходишь на эту тематику.

У меня не было цели переехать, чтоб именно об этом писать. Но где-то через год я поняла, что мне интересен вопрос психологии эмиграции. Я начала копаться в теме разных культур и народностей, потому что я сама из разнонациональной семьи. Взяла на себя немного социальную миссию – объединение разных культур, народов, толерантность. Очень интересно и все круто пошло, но это довольно узкая тема, где уже просто так не скажешь «мужика тебе надо».

— Чего нам всем не хватает, чтоб быть добрее и толерантнее друг к другу?

— Лично мне развить это чувство помог именно опыт жизни заграницей. Потому что среда влияет. Во многом влияет быт. Если все ресурсы у тебя уходят на выживание, на покрытие базовых потребностей, вроде еды и тепла, то сил улыбаться и творить добро намного меньше.

— Изменилась ли роль женщины сейчас? С чем это связано?

— С внешними обстоятельствами. Раньше были другие финансовые и политические условия. Сейчас мы живем дольше, у нас открыты границы. Наши предки создавали семьи с односельчанами и ни разу в жизни не выезжали из родного села. Сейчас же огромный выбор. Многие никак не могут остановиться в решениях и постоянно думают: «А вдруг мне нужен человек, который живет в Нью-Йорке?». Молодежь старается как можно больше увидеть в жизни, прежде чем окольцовываться. Боятся, что семья или быт будет ограничивать. Правильно это или нет, сказать сложно, потому что все индивидуально. К тому же, вопрос приоритетов.

— А какие у тебя приоритеты?

— Лично я считаю, что семья – основная ценность. Я за большую семью. Но вместе с тем я абсолютно спокойно отношусь к семьям child-free, к трансгендерам. Мне абсолютно не мешают люди других взглядов, пока они не начинают говорить, что я не права.

— О чем ты мечтаешь?

— О своем постоянном доме. Это не значит, что я не буду путешествовать и переезжать, но мне однозначно нужен большой книжный шкаф. У меня шикарная библиотека, но она раскидана где-то по пяти городам. Я с ужасом представляю, как однажды мне придется это все собирать. А если совсем глобально, то хочу Нобелевскую премию по литературе.

— Чего ты боишься и почему?

— Собак. Интересно, что в Германии это страх пропадает. Возможно, потому что там нет бездомных животных. Здесь же я могу, если увижу собаку, обходить три улицы. Еще боюсь одиночества – об этом будет моя новая книга. Это такая очень личная будет книга!

— А почему именно одиночество и что ты имеешь ввиду под этим понятием?

— Я знаю, что эта книга нужна многим. Я знакома с большим количеством по-настоящему одиноких людей, о которых со стороны такого и не подумаешь. А ведь можно быть одиноким среди людей.Я знакома с большим количеством по-настоящему одиноких людей, о которых со стороны такого и не подумаешь. А ведь можно быть одиноким среди людей.

Еще важно, что сейчас мы все больше общаемся через экран монитора, а не в реальной жизни. Но люди чувствуют себя не одинокими, когда у них задействованы все органы чувств: запах, звук, прикосновение… Я за интернет, но его нужно использовать как инструмент выхода в реал. Не замечаешь, как засасывает. Есть также интересный факт про одиноких людей: они окружают себя большим количеством вещей. Ведь вещи несут определённую энергетику. Вижу по себе: когда мне одиноко, начинаю маниакально скупать книги, хотя читать их нет времени.

— Что такое для тебя любовь?

— Когда ты заботишься о том, чтоб ему было лучше жить, чем было до тебя. Помогаешь любимому человеку сделать его жизнь комфортнее и приятнее.

— Во что ты веришь?

— В то, что очень много зависит от удачи. Раньше верила в то, что только ты сам кузнец своего счастья. Но — нет. Все сложится, если ты захотел плюс удачное стечение обстоятельств. Потому что я знаю очень много классных авторов, у которых не случилось удачного обстоятельства выйти на нужного человека или внезапно болезнь прервала процесс. Это же тоже про удачу. Еще я знаю очень много классных женщин 50+, которые никогда так и не создали семью, потому что им просто не встретился свой человек. С другой стороны, я знаю много странных девушек, которые уже в 20 встретили своего человека и по сей день живут классно и счастливо. Хотя, не могу сказать, что они умнее или красивее первых.

Я не говорю, что ничего не зависит от тебя. Если тебе повезло встретить своего человека, то еще нужно работать над отношениями. Часто распадаются классные семьи потому, что кто-то один может думать, что ему повезло встретить своего человека и расслабляется. Поэтому я очень грущу, когда люди разводятся. Конечно, я понимаю, что бывают ситуации, когда лучше разойтись. Но если это не какая-то причина, как тотальное неуважение, ограничения, абьюзерство, измена или рукоприкладство, то нужно ценить эти отношения.

Еще я считаю, что Бог – это удача. Когда люди молятся или говорят «Спасибо, Господи», то это как бы «спасибо, что так сложились обстоятельства».

— Какой суперспособностью хотела бы обладать?

— Уметь льстить. Иной раз сказать «ты такой герой» даже, если ты так не считаешь.

— Женщина красивее всего, когда …

— Здорова. Я считаю, что красота – это здоровье. Жаль, что нам в детстве это не прививается достаточным образом. Нам говорят, что нужно, например, заниматься спортом, но не говорят зачем. Бывает, вижу девушек, которые обалденно стильно одеты и только что вышли из бьюти-бара, но у них нездоровая кожа или нет энергии. Это же сразу видно. Говорят, что в женщине важны глаза. Но глаза – это и есть энергия. И тут важно все: питание, уход, баланс режима дня. Если ты пашешь по 24 часа в сутки, то о какой энергии вообще можно говорить. Ты идешь в бар на свидание, а сама думаешь, как бы досидеть и не заснуть. (смеется)

— Самый лучший совет, который ты когда-либо получала.

— Лучший совет – не спрашивать ни у кого советов. Бери консультации, но не спрашивай совета.

Автор

vitalika445@gmail.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *