Влог

Маша Куликова

» Умные люди – это моя точка G.»

екс-продюсер Кураж Базар, директор группы Pianoboy и просто хороший человек

О сортировке мусора, причинах эмоционального выгорания, ценном совете от мамы и классного руководителя, работе в магазине мобильных телефонов и любимом агрегатном состоянии.

— У тебя всегда были творческие профессии?

— Ты знаешь, да. Я из тех, кому очень повезло, меня не запихивали родители куда-то учиться. Я порядка 10 лет занималась в кукольно-драматическом, параллельно со школой. Когда заканчивала, то уже пробовала себя в роли помощника режиссера и мне понравилось. Поэтому сразу после школы я поступила на режиссуру эстрады и массовых праздников. Был единственный случай в моей истории, когда я уже хотела работать, а меня никуда не брали в силу возраста. (улыбается) И я стала администратором в магазине мобильных телефонов . Это классный опыт, который дал мне структурность в подходе к работе и примерил меня с цифрами, Excel и 1С. А еще точно дал понять, что это не то, чего я хочу. (смеется)

— Было ли у тебя когда-то эмоциональное выгорание? Как ты из него выходила?

— Было не так давно. За что достаточно дорого заплатила. Это было с Куражем (прим.ред. «Кураж базар» — самая большая и веселая барахолка Киева ). Я сильно устала, и вовремя не дала себе в этом отчет, нагребала еще больше ответственности, а это в свою очередь привело к череде факапов и еще большей усталости, и неуверенности в себе как специалисте, конфликтам с командой, и в конечном счете к уходу с проекта. Конечно, это все было сильно больно и неприятно. Но я считаю, что об этом нужно говорить открыто. Вдруг, кому-то это поможет не совершать моих ошибок. Только спустя время, переоценив ситуацию, поняла, что уход был самым верным решением как для меня, так и для проекта. Я сделала свои выводы, и по-прежнему люблю Кураж, и я остаюсь главным адептом, потому что очень в него верю. У меня отличные отношения с Аленой (прим.ред.: Алена Гудкова – основательница «Кураж базар») и девочками. Проект растет и обретает новые краски, а я нашла, как мне кажется, свое дело, от которого я сильно кайфую сейчас.

— Ты уезжала куда-то во время этих раздумий?

— Да, уезжала ненадолго, но часто. Пыталась выветрить мозг как могла. Постоянные перепады в настроении не давали покоя. Я – гениальная, я умру бомжом, я – гениальная, я умру бомжом, потом длинный затяжной период «я умру бомжом», а потом – “ну, в принципе, я ж не тупая, так что все в моих руках”. Думаю, что в около творческих и организаторских кругах, когда ты много отдаешь и при этом у тебя колоссальная ответственность, нет ни одного человека, который не переживал эмоциональное выгорание. По крайней мере, я таких не знаю. (улыбается)Нет ни одного человека, который не переживал эмоциональное выгорание.По крайнем мере, я таких не знаю.

— Твое самое яркое воспоминание из детства.

— Боже, ты что, у меня все детство — это ком ярких воспоминаний! Я была маленьким пацаненком в платье — оторви и выкинь. В какой-то момент, во втором классе у меня даже появилась справка о том, что я не могу высидеть 45 минут. Классный руководитель отпускала за 15 минут до конца урока в коридор выбегать свою энергию, потому что я все делала быстрее и мешала остальным. Но самое мое любимое время было лето у бабушки в Сочи. Когда нас (4-6 двоюродных и троюродных братьев и старшую родную сестру) оставляли практически самих. У нас там был настоящий цыганский табор со своими законами и бизнесом. Ни кто ни на кого не стучал, вместе сдавали бутылки (в моменты, когда приезжали папы), на вырученные деньги покупали жвачки Love is, рвали алычу, ягоды и продавали у дома, выручку делили поровну. Целыми днями на море, мидии сами нарезали, рапанов наныряли, бычков наловили, залезли на скалы у реки, на костре все пожарили и сьели. Никто не знал, можно ли это все есть или нет, но ели упорно. Вечно подранные, с синяками и грязные, но самые счастливые дети в мире(смеется). Я последний раз была там в 13 лет. Потом не было финансовой возможности, а когда она появилась, то ее не стало физической…

— Какой суперспособностью хотела бы обладать?

— Точно не хотела читать мысли других людей – это страшно, более того, я бы часто хотела развидеть то, что они пишут. А вот чего бы я хотела, так это способность оказаться сию секунду в другом месте. Потому что меня жутко бесит, сколько времени я трачу на перемещения. Перемещения днем на такси по работе — это ок, там я могу писать письма, совершать важные звонки и т.д. Но когда приходится ездить на общественном транспорте — это моя боль, как и для любого другого эмпата. Особенно зимой, когда люди все злые и уставшие. А так, представь только — не нужны никакие метро, автобусы, безвиз и самолеты. Щимсь и ты на любимом пляже мира, щимсь и лезешь по ступенькам Мачу Пикчу, щимсь и ты в Скандинавии гуляешь по фьордам или выбираешь азулежу для кухни где-нибудь в Португалии. Мне кажется, что это самое крутое, чем я хотела бы обладать. Точно не хотела читать мысли других людей – это страшно, более того, я бы часто хотела развидеть то, что они пишут.

— Есть ли у тебя хобби, о котором мало кто знает?

— Я люблю готовить, это помогает мне расслабиться. И люблю баскетбол. Когда-то занималась им профессионально, сейчас могу с друзьями поиграть в -5 или 33. Но я не могу назвать ни то ни то хобби.

— Песня, с которой ты себя ассоциируешь.

— В разное время разная. Я слушаю то, от чего меня мурашит, как бы банально это не звучало. Просто прет или нет. Из классики – это The Beatles, Led Zeppelin, Земфира, Джексон и Том Йорк. Это то, что со мной уже длительное время. А так, бывают и какие-то совсем меланхоличные Регины Спектор и Алины Орловы. В какой-то момент врывается очень энергичные Florence and the machine или любимая Эми Вайнхауз, Нина Симон, а за ними Дорн с Антохой Мс. Туда же наваливается Джеймс Блейк, а потом приходит Весна и Даха Браха. В перерывах всегда появляется второй альбом Pianoбой, или Смысла нет, как нежное воспоминание о харьковской тусе. (улыбается) Убирать или готовить люблю под джаз или классику, типа Эрика Сати. Полный винегрет. Так что назвать меня музыкальным снобом сложно.

— Чего ты боишься и почему?

— На самом деле, я – дикая ссыкуха. Если говорить о каких-то физических вещах, то из последних страхов – это мопед и азиатские дороги. Последние два года мы ездим большой компанией. И половина компании на Пангане сели на мопеды и поехали, а я нет. Перемещение на островной части Тая без мопеда стоит так же, как ездить туда сюда в Борисполь. Мне было очень обидно и дорого.(улыбается) Поэтому по приезду в Киев села на мопед и поехала. Но когда мы приехали на Шри-Ланку — я снова сдрейфила. Там есть свои нюансы: чтоб сесть на мопед, нужно отъехать от основной дороги. А ты не можешь от нее отъехать, не заехав на нее. Но я буду пробовать еще.

Если говорить о более серьезных вещах, то для меня нет ничего страшнее, чем потеря близких и смерти людей в целом.На самом деле, я – дикая ссыкуха.

— О чем ты мечтаешь?

— Как бы это банально не звучало, но я реально мечтаю о мире во всем мире. Я понимаю, что это совершенно утопичная идея. Но у меня мозг и все нутро работает на созидание. Все, что касается и направлено на разрушение, вообще меня выводит из колеи — я не могу это принять. А еще не мечтаю, но сильно хочу, чтоб в Украине становилось больше ребят таких, как Женя Аратовская (прим. ред.: основательница «Україна без сміття»), как девчонки из «Ozero», которые реально пекутся об экологических проблемах. И очень надеюсь, что через пару лет нашему правительству тоже припечет, и они таки начнут принимать какие-то глобальные. Потому что девочки – супер молодцы, но это должно быть на уровне государства, с должными условиями, обучениями и штрафами. Как человек, который дома сортирует, понимаю, что это очень неудобно, раздражает и отнимает кучу времени. Нужно обладать сумасшедшими верой и силой воли для того, чтобы не опускать руки.Нужно обладать сумасшедшими верой и силой воли для того, чтобы не опускать руки.

— Книга, которую должен прочесть каждый.

— Я бы хотела ввести в школьную программу такие книги, как «Цветы для Елджернона». Это очень важно говорить именно в школьный период о том, что мы все разные, но имеем равные права. О том, как важно быть добрыми и отзывчивыми. В школьной программе сейчас есть масса книг, которые бы можно было подвинуть на более поздний период или убрать вовсе.

— Что для тебя счастье?

— Я вообще больше об эмоциях, чем о планах или холодном рассудке. (улыбается) Но где-то к 27 годам я научилась включать вовремя мозг, и оценивать к чему могут привести те или иные эмоции. Счастье же — одно из самых важных агрегатных состояний для меня. Поэтому тут все таки отдаюсь по полной, стараюсь просто чувствовать, растворяться в моменте и закреплять те самые эмоции в памяти. Для меня – это закопаться под пледом с любимым и двумя котами и смотреть вместе фильмы, поесть в любимом ресторане, встретиться с папой, потискать подругу, первое весеннее солнце и зеленые почки, соленое море и высокие горы, успехи в работе. Еще счастливой меня делает и общение с интересными людьми. Я очень люблю умных, поскольку себя такой не считаю.(смеется) Наверное, умные люди – это моя точка G.Счастье же — одно из самых важных агрегатных состояний для меня.

— Что для тебя любовь?

— Это всеобъемлющие нежность, уважение, интерес, забота и набор физический ощущений, которые вызывает в тебе человек, делая тебя живой. Но это не точно.

— Самый ценный совет, который ты когда-либо получала.

— Ты знаешь, я много ценных советов получала. У меня очень классные родители, мудрая старшая сестра и прекрасные друзья. И мне всегда везло с руководителями и людьми, с которыми я работала. Каждый из них в свое время давал ценные советы, которые привнесли в меня какое-то рациональное зерно. Но самым ценным был совет от моей мамы, которая в свое время сказала: «Послушай, люди все очень разные. Не нервничай по этому поводу, береги нервы! А если хочешь быть счастливой, не обвиняй, не суди и тебе будет намного проще жить».

— Чего нам всем не хватает, чтоб быть добрее и толерантнее друг к другу?

— Некоторым – воспитания. Им просто не рассказали и не объяснили, что люди бывают разные и это нормально. Некоторым – взаимного добра. А некоторым – просто не дано. Потому что есть люди, которые счастливы вопреки жизненным обстоятельствам и дарят добро окружающим. А есть люди, у которых есть все, а они все равно мудаки.Есть люди, у которых есть все, а они все равно мудаки.

— Во что ты веришь в этом мире?

— Сложно сказать. Тебе нужно делать не завтраки, а какие-то вечерние посиделки с вином минимум. Такие вопросы задаешь экзистенциальные. (улыбается) Я верю в то, что у этого мира не все потеряно, что все в наших руках и все зависит от каждого из нас. И в любовь, конечно же. Потому что именно она заставляет нас становиться чуточку лучше.

— Самая безумная вещь, которую ты хотела бы попробовать.

— У меня была очень классная руководительница начальных классов, которая говорила, что в жизни нужно попробовать все. В принципе, я так и живу. У меня не было никогда каких-то запретных плодов, мне не запрещали. Но я не эстремалка и не хочу прыгать с парашютом. Наверное, я бы хотела отправиться на машине в длительное путешествие по всему миру со своим лучшим другом. Ну, а там по дороге и насобирать приключений на попу.

— Как выглядит идеальное свидание?

— Не знаю. (смеется) У меня их было мало. Мне 30 и все более или менее осознанные года я провела с одним и тем же человеком. Мы живем вместе в первого нашего свидания. Наш каждый день или вечер вместе для меня и есть самое классное свидание. А что было до этого, я в общем-то не помню уже.

— Что ты ценишь в людях и в себе?

— В людях я очень ценю честность, искренность, умение любить, чувство юмора, и гибкий ум. Когда у человека есть такой набор, то остальное уже мало важно для меня. А в себе прямолинейность, интерес и открытость к миру.

— Твой любимый город. Опиши его тремя словами.

— Киев. Люди, уют, вино.

— Был ли в твоей жизни самый лучший день?

— Много. Я же говорила тебе, что меня очень легко впечатлить. Для меня вообще слово «лучший» — весьма странный критерий. Один был сумасшедший, другой – романтический, третий – очень веселый… У меня было много лучших дней.

— Что тебя раздражает?

— Тупость, аморфность/лень и неискренность. Конструктивная критика – лучший плацдарм для моего роста, а мне есть, чему учится круглосуточно

— Зависима ли ты от мнения окружающих и как реагируешь на критику?

— Конечно, зависима. Меня это цепляет, потому что у меня синдром отличницы. Но когда ко мне обращаются как к специалисту с конструктивной критикой, то я могу вычленить, то что может мне быть полезным и воспринимаю нормально. А как Маша Куликова я крайне редко слышу критику в свой адрес. Может потому что нет надобности, а может люди банально боятся моей протокольной рожи. (улыбается) Но я всегда благодарна. Конструктивная критика – лучший плацдарм для моего роста, а мне есть, чему учится круглосуточно. А неконструктивные выплески и высеры в ФБ не стоят нашего внимания, я так думаю.

Автор

vitalika445@gmail.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *