Влог

Ольга Котрус

» Я умею прощать себе ошибки.»

автор книг «Город, который меня съел», «Назад навстречу».

О позиции чайлдфри, отношении к критике, раннем кризисе 30 лет, проживании эмоций, детских воспоминаниях, самых вкусных сырниках и, конечно, о книге про Киев.

— Чему тебя научил Париж?

— Жить красивее и медленнее, если коротко. Какая-то повседневная эстетика, которая теперь отражается на всем, к чему я прикасаюсь. Ты знаешь, как-то парадоксально, но Киев – очень быстрый и суетный город. Хотя, это большая провинция, если сравнивать с европейскими столицами. Тут очень много люди стараются имитировать какую-то деятельность, даже если ее нет. Потому что как-то не престижно жить спокойной и скучной жизнью. Выгуливать собаку, иметь свободное время, высыпаться – как-то не в тренде киевском. (улыбается) А я из Парижа приехала на таком релаксе. Сейчас я уже задерганная немножко из-за того, что ритм поменялся. Но я очень сильно держу в голове эту здоровую замедленность, которая должна быть для того, чтоб оставаться счастливым.

— Несколько лет назад ты опубликовала статью о своей позиции чайлдфри.

— Она была для диджитал ответвления журнала «Натали» и меня Ксюша Букшина, тогдашний его редактор, попросила высказаться.

— Ты не боялась, что будет очень много негатива после этой публикации?

— Я не боялась, потому что предвидела его. Я просто не думала, что его будет столько и такого характера. Потому что, к сожаленью, когда люди видят это слово, они больше не видят ничего. И мне было странно, что взрослые женщины, которые уже являются мамами и у них же вроде должны быть мозги, но им их не хватило прочитать эту статью не по диагонали справа налево, а по человечески пройтись по всему тексту. Я там не говорила, что я — чайлдфри, а просто отстаивала свободу выбора каждого человека. Я не говорила, что я — чайлдфри, а просто отстаивала свободу выбора каждого человека.

— Почему ты вернулась в Киев? Была возможность остаться в Париже и работать?

— Была возможность, но это было не целесообразно, потому что я написала книгу, которую нужно было издавать, продвигать, продавать здесь. Делать это удаленно — вообще не вариант. И это совпало с моими жизненными обстоятельствами. Мне логичнее и приятнее было находиться здесь, поэтому я и вернулась.

— Как ты относишься к критике и негативным комментариям в свой адрес?

— К негативным комментариям я вообще никак не отношусь. Если это человек, которого я не знаю и он пишет то, что не является правдой, меня это не «трогает». А если ты говоришь о критике моей творческой работы, то ее нет. Потому что я отдельно стою от серьезных людей, называемых писателями и писательницами, я не вхожу в эту когорту, у меня нет амбиций входить в некий short-list молодых и перспективных. Раньше я думала, что у меня есть эта амбиция. Но стоило заняться издательством книги самостоятельно и я поняла, что мне это не очень интересно. Кому-то может не понравиться мой текст, кто-то может сказать, что книжка получилась пространная или слишком описательная. Я это не воспринимаю, как критику, потому что это чье-то субъективное мнение. Как Лена Крыгина сказала: «Я же не хлеб с маслом делаю, чтоб он был всем понятен и всем нравился». Это творчество и сюда можно отнести любой вид искусства. Хотя, есть достаточное количество людей, кому книга «зашла». Я негативных отзывов не видела ни одного. Спокойно отношусь к тому, что кто-то перепродает ее на Olx. Это, как ребенок, которого ты родил и нужно его отпускать в мир.

— Думала ли ты, что станешь писательницей?

— Нет, конечно. У меня не было конкретной детской мечты. Я мечтала стать художницей или учительницей. С раннего возраста у меня хорошо получались сочинения, но ты ж от такого не отталкиваешься, когда тебе 15-16 лет. Просто потом это превратилась в работу копирайтера. А дальше я попала в журналистику и когда ты понимаешь, что это единственное занятие, которое у тебя хорошо получается и ты при его помощи зарабатываешь деньги, то что-то в голове становится на место в отношении самореализации. Я начала мечтать написать книгу за два года, как это случилось. Это была очень короткая цель и на данный момент она еще молодая. (смеется)

— Как ты принимаешь решения? Читала, что любишь долго, как «брожение винограда».

— Слушай, нет, решения я принимаю очень быстро. Но что с ними потом происходит – это то, что ты сейчас озвучила. То есть, я захотела написать книжку. От момента, когда я захотела, до фактической реализации прошло два года. Два года мы бродили, кисли и вот это все происходило. У меня есть какое-то внутреннее ощущение успешности проекта, которое опережает срок выполнения самого проекта. Бывает в моей жизни часто, что я чего-то очень сильно хочу. Я прохожу период фрустрации, когда я не получаю это сразу и быстро. Потом проходит год, это случается и я понимаю, что нужно было подождать, были какие-то обстоятельства, которые должны были мне сыграть на руку. У меня хотелка работает просто активнее, чем то, что я могу.У меня хотелка работает просто активнее, чем то, что я могу.

— Всем известный кризис 30 лет ты прожила раньше. Можешь рассказать подробнее?

— (смеется) Да, в 27 или в 28. Это очень стандартная штука. Не знаю, у всех ли этот кризис связан конкретно с теми вещами , что и у меня случались целой год в голове. Я очень переживала, что у всех есть какой-то стартап, все бегают по утрам и все такие молодцы. Наличие детей и семьи меня не беспокоило. Больше меня волновала чужая самореализация, которая, как мне казалась, у меня не наступает. Потому что это вообще самое важное для меня в жизни. Если я не реализована и ничем не занимаюсь, то я несчастна. И я целых 12 месяцев варилась в этом состоянии. Очень большое влияние, конечно, социальные сети оказывают на невозможность выйти из него. Поэтому я почистила ленту до таких размеров, что меня в ней не раздражает почти нечего. И даже если сейчас я снова начну читать все подряд, это уже не сможет выбить у меня почву из под ног, потому что я прошла этот период. Этот кризис еще связан был конкретно с творческим застоем, потому что у меня год не получалось написать книжку. Но когда наконец это начало получаться, стало веселее и вообще колесо покатилось. Опять же, мы упираемся в мою извечную штуку, что я сначала хочу больше, чем могу.

— Ты вообще спокойный человек?

— Я – эмоциональный человек. Но если мы говорим про взаимодействие с другими людьми, то чтоб меня вывести из себя, нужно очень постараться. Я могу закипать внутри, но не подам виду. Я не считаю, что в какой-то рабочей иерархии это допустимо, когда начальник кричит на подчиненного. Мне не близка такая расстановка. Я считаю, что все коллеги, если вы делаете один бизнес или работаете в одной компании. Я считаю себя тонко чувствующим человеком – могу расплакаться от чего-то красивого или грустного. Как показывает жизнь, нужно всем эмоциям дать пройти через себя, чтоб ничего в себе не накапливать и быть эмоционально здоровым человеком. Я это советую и мужчинам, и женщинам. Хватит уже этого мужского образа из кремня и стали. А то в современных гендерных стереотипах мужчина должен быть настолько суровым, чтоб мазать нож на хлеб, как когда-то было сказано в одном из скетчей «Нашей Раши». Как показывает жизнь, нужно всем эмоциям дать пройти через себя, чтоб ничего в себе не накапливать и быть эмоционально здоровым человеком.

— О чем ты мечтаешь?

— Я мечтаю, чтоб хорошо получился бизнес, который мы придумали с моим парнем. Я человек идейный и меньше системный. Поэтому мне хочется, чтоб все получилось так, как я себе придумала.

— Твое самое яркое воспоминание из детства.

— Я вспомнила сейчас два. Первое – как я гуляю во дворе частного дома, в котором я выросла, с большим оранжевым мягким зайцем и в ворота заходит моя мама. А второе – когда мне было лет девять. Утро 1 января и 6 утра, когда были семейные застолья до утра. Песня группы Abba “Happy New Year” и мне жутко грустно. Прям ощущение конца этого момента и что его не будет еще целых 364 дня.

— Во что ты веришь в этом мире?

— В любовь и в чистоту намерения.

— Что для тебя счастье?

— Свобода выбора, свобода жить в своей правде, свобода быть собой.

— А любовь?

— Ты знаешь, это то же самое. Это свобода быть собой. Но тут должна быть важная оговорка. Потому что люди, которые считают себя слишком офигенными и целостными, чтобы под кого-то прогнуться, рискуют умереть в одиночестве. Тут должен быть здоровый баланс адекватного восприятия реальности и себя. Но если у тебя отношения с человеком, который принимает тебя и ради которого ты хочешь становиться лучше, — это самый кайф. Люди, которые считают себя слишком офигенными и целостными, чтобы под кого-то прогнуться, рискуют умереть в одиночестве.

— Песня, с которой ты себя ассоциируешь.

— Пусть будет Groove Armada “Paris”. Очень сильно люблю ее и она прям моя.

— Чего ты боишься и почему?

— Очень банальный страх – потерять близких. Думаю, что не нужно объяснять почему. Я достаточно приземленный в этих смыслах человек и знаю, что этот страх эгоистичный. Потому что мы боимся не чьего-то исчезновения, мы боимся, как нам будет некомфортно от этого. В принципе, в жизни бояться нечего, кроме неизлечимых болезней и неизбежного конца. Все остальное – фигня.

— Есть ли совет, который был для тебя самым ценным?

— Нет такого. Мне кажется странным, если взрослый человек может очень быстро ответить на этот вопрос. Ну в смысле? Тебе, например, 37 и у тебя был всего один важный совет. Когда тебе его дали? Если год назад, то еще ок. А если в 17 и он до сих пор самый важный… Как это вообще? (смеется) Ты можешь читать одну книгу и в разные моменты жизни прочитывать в ней что-то новое. Разные вещи резонируют по-разному в 17, в 25, в 37.

— Книга, которую должен прочесть каждый.

— Мне кажется, в 20 нужно перечитать всего Ремарка. В 30 перечитать всего Достоевского. А между ними можно читать все что угодно. В последнее время мне хорошо «заходят» биографии людей, которые мне нравятся. Из недавнего прочитала мемуары Марины Абрамович. Какая потрясающая женщина и какое мироощущение! Там одна история, как она дом купила в Амстердаме – просто какой-то космос!

— Твой любимый город. Опиши его тремя словами.

— В идеальном мире любимым должен быть город, в котором живешь. Очень грустно, если ты живешь где-то, а любимый город у тебя совершенно другой. Сейчас у меня любимый город – Киев. Он молодой, динамичный и уютный.

— Какой суперспособностью хотела бы обладать?

— Конечно же, перемещаться в пространстве. Закрыл глаза и ты уже где-то на Майорке.

— Если бы кто-то написал биографическую книгу о тебе, то какое название у нее бы было?

— «Как быть раздолбаем и добиваться всего». (смеется)

— Что ты ценишь в людях и в себе?

— В людях искренность, доброту. Это то, что невозможно сымитировать. А в себе? Я умею прощать себе ошибки. Это очень важное качество. Потому что все сейчас тонут в безосновательном чувстве вины из-за того, что скорость жизни такая невероятная. А есть масса нормальных людей, которые не хотят в этой скорости жить, но чувствуют себя обязанными. Из-за этого они становятся мнительными и живут в каких-то постоянных сомнениях: «Достаточно ли насыщенную жизнь я живу?»Я умею прощать себе ошибки.

— Самая безумная вещь, которую ты хотела бы попробовать?

— Давай так: я бы не хотела подняться на Эверест, потому что мне кажется это глупой человеческой амбицией – просто быть царем горы примерно 17 секунд, пока тебя не сдуло. Но я очень хотела бы побывать в базовом лагере, чтоб максимально близко на него посмотреть. Это достаточно безумная вещь при том, что я – человек с больной спиной, который очень любит комфорт и нормальную еду. Такой супер большой челлендж для меня! Я бы пошла с каким-то очень родным человеком, который бы понял все мои недостатки и слабости и терпел бы их. (смеется)

— Женщина красивее всего, когда …

— Когда она любит себя. А любит она себя, когда реализована. Это в моей картинке мира. Реализация – не обязательно карьера. Это когда женщина делает то, что хочет, и она в этом гармонична. А это может быть материнство, макраме, путешествие с билетом в один конец и что угодно. Я знаю очень много женщин, у которых есть этот внутренний свет, совершенно непривязанный к отношениям, к любви.

— Чего нам всем не хватает, чтоб быть добрее и толерантнее друг к другу?

— Незашоренности и более широких горизонтов. Люди склонны делить все на черное и белое, когда они очень мало видели. Чем больше людей ты видел, чем с большим количеством людей ты общался, чем больше стран и городов ты посетил, тем меньше у тебя каких-то установок внутренних. Потому что в этой динамике ты очень быстро понимаешь, насколько мир многоцветен и как вообще глупо мыслить своими представлениями, ведь есть еще чужие. Очень разные вещи работают для разных людей.

— Есть ли что-то, о чем ты сожалеешь?

— Это какие-то внутренние вещи из серии, что я кого-то обидела, что-то неприятное сказала. Если б можно было это исправить, я бы исправила. Но поскольку прошло уже какое-то время, я себя прощаю за то, что случилось, потому что я тоже живой человек.Есть отрезки жизни, в которые мы себе не принадлежим, мы себя теряем и склонны сбиваться с пути. Но если не переставать искать, ты обязательно находишь эту дорожечку из хлебных крошек, которую ты разбрасывал, пока еще был адекватен.

— Книга «Назад навстречу» должна выйти уже в конце мая. Расскажи, пожалуйста, о чем она.

— Условно, «Город, который меня съел» — это про Париж. А «Назад навстречу» — это про Киев. Потому что фоном выступает один город и второй. «Назад навстречу» — это книжка про возвращение женщины к себе. Есть отрезки жизни, в которые мы себе не принадлежим, мы себя теряем и склонны сбиваться с пути. Но если не переставать искать, ты обязательно находишь эту дорожечку из хлебных крошек, которую ты разбрасывал, пока еще был адекватен. И так случилось, что место действия – город. Хронологически эта книга является продолжением «Город, который меня съел». Пока я здесь издавала ее, то писала вторую. На задней странице «Назад навстречу» есть список мест, где вкусные сырники. (улыбается)

— Где по твоему мнению самые вкусные сырники в Киеве?

— Самые вкусные сырники с манговым пюре в Kachorovska. Очень люблю в Чашке на Бессарабке. Еще люблю сырники в Boulangerie, но не на Яр.валу, а на Заньковецкой. На Яр.валу они всегда резиновые, а на Заньковецкой – 80/20. И слушай, еще «Три молока» в Milk bar. Это ужас просто – очень вкусно!

За фото отдельная благодарность Dariya Yarosh !

Автор

vitalika445@gmail.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *