Влог

Victoria Goberman

основательница заведения Jomo Kyiv в центре Киева, участница «Мастер шеф» в Израиле. 

Виктория уже успела покорить своими необычными бургерами киевскую публику. 

О поиске мяса и разработке воздушной булочки, о семейных традициях, любви к Киеву, участии в «Мастер Шеф» и будущих заведениях.

— Почему Вы решили открыть заведение именно в Киеве? И почему фаст-фуд?

— Первый раз я попала в Киев лет 17 назад и сразу влюбилась в этот город. Он запомнился мне уютным, очень доброжелательным и с хорошими людьми. Здесь много молодежи и мне показалось, что в городе должен быть такой фаст-фуд. Место, которое мы открыли, кардинально отличается от Макдональдса. Сегодня у нас в Израиле очень модно открывать премиальный сегмент фаст-фуда. В «Jomo» тебе предлагают бургер премиум-класса, но без пафоса вокруг. Соответственно, цена средняя между дорогим рестораном и обычным фаст-фудом. 

— Расскажите про участие в «Мастер-шеф».

— Участие в «Мастер-шеф» в Израиле случилось очень необычно для меня. Я – офисный человек и работаю в сфере бизнеса много лет. Люблю готовить, всегда смотрю, как это делать, дружу с шефами, но это не мой род деятельности. В 25 лет я попрощалась с этой сферой, проработав от официанта до директора ресторана, и ушла в бизнес. Но ко мне обратились мои знакомые, которые неоднократно у меня ели. Они просто предложили меня продюсерам шоу. Меня посоветовали раз, я отказалась, а потом второй, третий раз. Мне начали звонить совершенно незнакомые люди, а когда узнали, что мой офис находится на улице, там, где стоит здание канала, уговоры были со всех сторон. Я решила: если иду — то получаю максимальное удовольствие. Кстати, мне тогда было 40 лет, захотелось сделать для себя что-то необычное. На этом первый раунд я прошла, и потом все понеслось. Когда я поняла, что мне нужно подписывать договор, у меня затряслись коленки. Я же мать троих детей, еще и бизнес, и партнеры, с которыми нужно встречаться, летать в другие страны. В этом мне помогла моя вторая половинка – мой муж Павел Гоберман, который взял на себя все, включая детей, дом, бизнес, и полностью меня отгородил от всех забот. И я ушла с головой в проект, который длился 9 месяцев. Я практически не была дома, нас забирали в 4 утра и привозили в 2 часа ночи. Там я познакомилась с ведущими шефами Израиля. Один из шефов – Хаим Коин — уделил мне больше внимания, взял под свое крыло и начал обучать. После окончания шоу я продолжила с ним дружить и советоваться. На проекте я очень сильно выросла в плане кулинарии. 

— До какого этапа удалось дойти? Как Вы оценивали свои шансы вначале?

— В Израиле эта передача разделена на две группы — женская и мужская, которые в конце соединили вместе. После всех кастингов и отборов нас осталось 14 женщин и 12 мужчин. Как это произошло — не знаю. Наверное, я очень целеустремлённый человек. Я люблю игру и люблю побеждать. Мое имя говорит об этом. (улыбается) И зайдя туда, наполовину я уже понимала, что хочу победить. При этом мы все остались очень большими друзьями после проекта. Интриги и ссоры — только на передаче, в жизни их не было. До сегодняшнего дня мы встречаемся, поддерживаем друг друга, ходим на разные мероприятия. Среди девушек выиграла я. Среди ребят — выиграл очень близкий мой друг – Иуда Амар (прим.ред.: Yehuda Amar). Сегодня он — бренд-шеф огромной новой гостиницы. 

— Чем отличаются рестораны Киева и Тель-Авива? И чего вам не хватает? 

— Очень многим. Начнем с того, что люди в Тель-Авиве более раскованы. Не знаю, это минус или плюс, здесь люди более собраны и им очень важен внешний вид. В Тель-авиве человек гуляет с собакой в пижаме, потом садится в кафе выпить кофе, поболтать с друзьями, заказывает что-нибудь поесть. Один человек может спокойно в трех местах три раза в день посидеть. И все всегда забито. У нас холодно — это +15 и дождь. Из-за погодных условий выработалась любовь к уличной еде. Но и при этом, у нас существует традиция – в пятницу вечером вся семья собирается и готовят дома. Вечер пятницы — это время для туристов, которых очень много. Но также много заведений закрывается, некоторые даже в пятницу в обед и до вечера субботы. 

— В вашей семье соблюдают эту традицию?

— Когда я приехала ребенком, в 14 лет, то полностью эту традицию впитала. Сегодня трое детей, мой муж и наши родители собираются вокруг стола в пятницу. Хоть и дети у меня достаточно взрослые — старшему ребенку 16 с половиной лет. Но все знают, что прежде всего — это ужин в кругу семьи, все обсуждают серьёзные вещи или смеются. Дети могут пойти куда-то дальше: в кафе или бар. 

— Как Вы создавали «Jomo»? Кто помогал до открытия найти нужные продукты?

— “Jomo” — это монопродукт, который я делала очень долго. Я перфекционист по натуре, поэтому, если не идеально, то супер идеально и не меньше. Конечно, когда я назвала эту котлету самой вкусной в мире, многие были удивлены. Но я и на данный момент также говорю. (улыбается) Я в эту котлету вложила максимальное мышление, понятия, любовь и душу. Выбор мяса происходил примерно 1 год. Нужно отдать должное людям, которые были рядом: Olga Pomozova, которая очень много помогла мне здесь во время открытия, познакомила меня с гуру в мясе — Наташей из GoodWine; с другими людьми, у которых свой правильный подход к выбору продуктов. Без Оли у меня не было бы такого набора качественной информации, какая есть сегодня в выборе продуктов и поставщиков на рынке. Мы разговаривали на одном языке и мне было очень легко с ней выбирать все нужное, чтобы создать этот моно-бургер.

— Какие у вас правила работы с командой? Вы — из Израиля, ребята — из Украины. Насколько комфортно работать вместе?

— Мне очень повезло с командой. У меня очень классные, молодые ребята, с которыми я разговариваю на уровне глаз, на одном языке, на одних эмоциях. У меня нет «Вы» и это четкая позиция. Я сказала им: «Я выросла там, где нет дистанции в работе». Ребята это хорошо приняли. Ты мне — партнёр и друг. На такой ноте мы и работаем. Мне очень важно, чтобы люди, которые готовят здесь, бежали сюда с удовольствием. Я не считаю, что деньги должны быть первыми. Но финансовые моменты не должны мешать моральному настрою в роботе. Здесь каждый человек встречает своего клиента с улыбкой. Первый раз на «Вы», но когда человек приходит уже во второй или третий раз, мы позволяем себе переходить к нему на «ты». Располагаем все так, чтобы человек сам хотел и чувствовал себя как дома. Это то самое Тель-Авивское мышления, которое хочу сюда привезти. Плюс к этому, я совершенно легко отношусь к тому, чтобы угостить человека, те ми же самыми шотами, когда он ждет в очереди. 

— Если на мясо для бургера ушел целый год, то на булочку сколько? Она кажется такой воздушной!

— Параллельно с мясом готовилась булка, на которую ушло 8 месяцев. Тоже было очень много вопросов. Здесь подход к булке совсем другой. Наверное, играют роль погодные условия и поэтому люди хотят 9 месяцев в году что-то более сытное. В Киеве булка – бриошь или со сливочным маслом и более тяжелая. А я сделала булку воздушной. В результате ты получаешь в роли булки 50% воздуха, ведь она должна обволакивать этот кусок качественного продукта. А когда кусаешь, чувствуешь мясо со всеми компонентами. 

— Планируете еще открывать заведения? 

— Планирую и даже не одно. 

— Такого же рода или что-то другое? 

— Я наслышана, что в городе открываются рынки еды, и эта тенденция очень прогрессирует. Это прикольно, потому что все люди тусуются между стойками и выбирают, что поесть. Например, ты хочешь рыбу, а я – тот же бургер. Ми взяли и вместе сели. Хочу поучаствовать в таких рынках.

Автор

vitalika445@gmail.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *