Uncategorized

Марина Батуринец

основательница школы коммуникаций “Bazilik”

“Раньше «я переживаю» – было моей любимой фразой.”

О том, как переросла страхи, как не “выгореть” полностью, об операции на сердце, жизни в горах, песне, благодаря которой уволилась с должности юриста, а также почему Марина не читает лекции и почему у нее нет хобби.

  • Любишь ли ты авантюры и риски? Быстро принимаешь решения?
  • Авантюры не люблю. Потому что авантюра – это не всегда что-то разумное, а риск – вполне логичная история. Решения принимаю легко, быстро и часто задумываясь о чувствах, а не о просчетах. Хотя, первые пару лет существования «Bazilik это было сложно, привыкала».

  • Думала ли ты когда-то про запасной план, если с «Bazilik»не получится?
  • Постоянно думаю. Тут вопрос не в «получится или нет», а в том, буду ли я счастлива, если в какой-то момент «Bazilik» перестанет быть нужным. Буду! Я смотрю на подрастающее поколение, которое уже родилось со смартфонами и не застало эпоху отсутствия digital-мира в своей жизни. И не факт, что «Bazilik» через 5-10 лет будет им нужен. У меня всегда есть запасной вариант – уехать куда-то в горы и вязать свитера. Или рыбу ловить. Я реально лет через 30 собираюсь так сделать (улыбается). Коммуникации очень сильно истощают и я с радостью уйду в какую-то очень спокойную работу. Работу руками. Меня очень привлекают австрийские пекарни посреди села, когда напек круасанов и до обеда их продал.

  • Было ли у тебя когда-то эмоциональное выгорание? Как с ним боролась?
  • Да, один раз словила затяжное, так как не понимала как себя вести, что надо делать и как из него выходить. Сейчас намного реже, конечно. Невозможно не выгорать, когда ты работаешь в коммуникациях и строишь свой бизнес. Но я научилась это состояние контролировать и уже понимаю, что мне нужно делать, чтоб оно меня не свалило до конца. Если чувствую, что «сгорела», то следующим проектам говорю «нет», заканчиваю текущие и еду отдыхать или, как минимум, отсыпаюсь.
  • В каком городе, кроме Киева, ты бы хотела жить?
  • Киев one love! Город, где я родилась и который выбрала для себя по сердцу и на всю жизнь. При этом мне очень комфортно в Испании и Италии. В принципе, в Италии мне везде хорошо, потому что в детстве я ездила в семью, в которой жила месяцами. Ну и там теплее зимой, конечно. Этот январь я провела в Риме, а прошлый – в Барселоне. Но свой бизнес я построила здесь, Bazilik привязан к локации и меня это вполне устраивает.

  • Есть ли песня, с которой себя ассоциируешь?
  • Есть песня “Wonderwall”, с которой я себя не ассоциирую, но есть одна история. Я не хотела  идти учиться на юриста, но родители привели мне достаточно аргументов, почему мне нужен юридический, а не журналистика или филология. Потом я им пообещала, что закончу институт и минимум год поработаю по специальности. Я работала в Верховном совете помощником помощника депутата. В какое-то утро я проснулась, включила эту песню и подумала, если я в 30 лет буду делать то же самое, не скажу ли себе: «какая ты дура!». Скажу. И я просто пошла уволиться. Теперь включаю ее время от времени в офисе, если забываю «зачем я это делаю».

  • Хобби, о котором мало кто знает.
  • Год назад мне мой тренер Денис задал мне аналогичный вопрос. И пошел спор! Вот здесь я фотографирую». А он: «Нет, тут ты создаешь контент». «А здесь я хожу на тренировки». «Нет, тут ты поддерживаешь себя в форме». И тогда я вышла и подумала: «Все пропало, у меня нет хобби». Но просто все свои хобби из детства я как-то соединила со своей жизнью. Как по мне это более ценно.

  • Чего ты боишься и почему?
  • Раньше «я переживаю» – было моей любимой фразой. Все закончилось страхом высоты и полетов, когда ты отменяешь пять билетов на ближайшие поездки, потому что страшно. За руль не садилась. Я понимаю, откуда «ноги растут» — я несу большую ответственность каждый день перед командой школы, перед студентами, перед клиентами, перед каждым нашим лектором. И там мне не должно быть страшно. Поэтому оно находило выходы в другом. Но сейчас  почти все убрала.  Приняла за факт, что склонна к страхам, паническим атакам и проработала со своим психологом пошаговые алгоритмы, что мне надо делать, как с собой разговаривать. Весной мы поехали в друзьями в Австрии на мост. Я выхожу из машины и вижу, что это самый большой подвесной мост в Европе (смеется). Ребята пошли, я 30 минут выжидала, договаривалась с собой, а потом пошла парочка с собакой впереди меня. А я знаю, что собака никогда не пойдет там, где опасность. И я договорилась с собой, что пока собака идет, мне нечего нервничать. Потом оказалось, что на мосту есть классный вай-фай (смеется).
  • Что за история у тебя была с повышенным пульсом?
  • Это называется синдром WPW –  когда твое сердце бьется быстрее, чем надо. Ничего смертельного, но была необходимость в небольшой операцией. Просто когда тебе проверяют сердце и оказывается, что на уроке английского ты можешь сидеть с пульсом 180 — это не ок. Поэтому я там же согласилась на все, чтобы потом не передумать, не отложить как оно иногда бывает. Месяц назад была контрольная проверка и когда на почту пришло письмо, что все классно, рецидива нет — это был очень важный такой день в моей жизни.

  • О чем ты мечтаешь?
  • У меня нет глобальной мечты. Но каждый год есть мечты относительно себя, мира вокруг меня и работы. Когда-то я хотела, чтоб мы построили школу. Мы ее построили. Потом хотела самый красивый брендинг. Сделали. Потом я захотела медиа. Сделали. Сейчас я понимаю, что следующее – новый дом, фильм, вторая собака, свой дом. Мечтать полететь на Луну и всю жизнь знать, что эта мечта не сбудется, – нет. Но мечтать и потом делать — это я люблю.

  • Что самое важное в жизни?
  • Быть честным. По жизни сталкивалась с людьми, которые «just business». Не могу сказать, что это счастливые люди. Мне они не близки. Они постоянно должны выкручиваться, потому что одному одно сказали, другому – другое, третьему – третье. Кто-то на них криво посмотрел… Я понимаю, что это не моя история. Еще очень важно уметь понимать себя. Есть бич нашего поколения о том, что мы не умеем ставить границы. Ты можешь сказать: «Сорри, я устал и не хочу идти». На тебя могут обидеться. У нас от родителей осталось еще все коллективное.

  • Ты получаешь энергию от людей или наоборот – отдаешь?
  • Всегда отдаю. Бывали выступления на аудиторию 500 человек и через час я выхожу из зала с температурой 39. Даже у нас я почти не читаю лекции. Потому что 30 человек за час могут сделать мне температуру 37. И дело не в людях, а в том, что не отдать я не могу.
  • Самый ценный совет, который ты когда-либо получала.
  • Я постоянно получаю ценные советы. Просто в какой-то момент мне удалось окружить себя людьми, с которыми комфортно и я доверяю их мнению. Поэтому и советы от них всегда ценные. Недавно виделась с Андреем Баштовым (прим.ред.: главный редактор «The Village»). Он сказал: «Взял для себя новое правило – я решил отказаться от разговоров ни о чем». Знаешь, когда ты приходишь на какое-то мероприятие и три минуты говоришь о погоде и о том, как у вас дела. Это не совет, но тот опыт, который хотелось бы попробовать.

  • Какую книгу ты бы посоветовала прочитать любому человеку?
  • Я бы посоветовала понять, что тебе нравится из классиков. Месяц назад я прочитала очередной нон-фикшн, закрыла его и сказала: «Стоп!». Ближайший год не разрешаю себе читать этот жанр. Летом я перечитала «Триумфальную арку» Ремарка. Боже, это же слог! Это же эмоция! До свидания, нон-фикшн! Сейчас я перечитываю Булгакова «Мастер и Маргарита». Вернулась, на самом деле, к нашей школьной программе. Мне стало интересно, как я во взрослом возрасте воспринимаю это. Вообще не понимаю, как в 6 классе можно было заставить читать Гетте «Фауст». Что мы там должны были понять? Когда хочется небольшого добра в жизни, люблю слушать или читать «Маленького принца».

  • О чем ты жалеешь?
  • Переросла (смеется). Последние время у меня  договоренности с собой. Поэтому не могу сказать, что жалею о чем-то. Все это классный опыт. Были моменты хреновые. Но не факт, что было бы по-другому без них.
  • Есть хороший навык, которому ты научилась и рада?
  • Я рада, что начала отпускать людей. Был случай, когда у меня работал человек и он был несчастлив на работе. И я постоянно об этом думала. И тоже была от этого состояния несчастна. Как-то мне сказали отпустить и не думать за него о его же жизни. Возможно, он уйдет, подумает, что я – дура, но это даст ему возможность что-то изменить и стать счастливым. Раньше я очень много думала за других людей и хотела сделать им хорошо. Опыта не было (смеется).

  • Что ты ценишь в людях и в себе?
  • У людей, которые сейчас меня окружают, одинаковые со мной ценности. Нет человека, который был бы двуличный или сложный. Конечно, все со своими приколами. Но все же. Я ценю в людях, когда они знают, чем они хотят заниматься хотя бы в ближайшем будущем. И идут к этому. Ценю, что мы учимся «говорить», а не обижаться. Ценю эту сознательность. Просто взрослые — это мы. Постоянно себе об этом напоминаю.

  • Самое яркое воспоминание из детства.
  • Был период, когда мы жили в маленькой коммуналке и у нас была большая собака, московская сторожевая, которая не помещалась в нашу квартиру. Поэтому она жила на лестничной клетке. Помню, когда мне мультики крутили на проекторе. Потом был период, когда я с 6 до 12 лет ездила в Италию. Это очень сильно заложило во мне европейские ценности. Нельзя одно воспоминание — это же детство!
  • Какой совет в детстве ты бы себе дала?
  • Я бы дала больше совет родителям – не делать из детей взрослых. Когда мои родители развелись, меня сильно вовлекли в эту всю историю. Сейчас я смотрю, что очень классно, когда люди разводятся, но продолжают вместе воспитывать ребенка. Для них нормально даже вместе поехать в отпуск. Раньше просто делили ребенка на выходные и будние, а он это ощущал. Поэтому такой «Марина — ты ребенок. Все еще». 

Интервьюер – Кристина Северина

Фотограф – Дарья Ярош

Локация – Chicken Kyiv

Автор

vitalika445@gmail.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *